Шпионский мост (2015)

(141 мин.)
Шпионский мост
для детей старше 12 лет

Возрастной рейтинг фильма:

Детально о кинофильме «Шпионский мост»

ШПИОНСКИЙ МОСТ

Фильм совместного производства Fox 2000 Pictures/DreamWorks Pictures «Шпионский мост» – это драматический триллер, в котором сюжет развивается на фоне значимых исторических событий. Это – история Джеймса Донована, адвоката, занимавшегося страховыми делами, но попавшего в самый центр событий холодной войны, потому что в ЦРУ решили, что он должен участвовать в переговорах по освобождению американского пилота.

НЕВЕРОЯТНАЯ ИСТОРИЯ ПО МОТИВАМ РЕАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ

В 50-е годы, в самом начале холодной войны, напряжение в отношениях между США и СССР было велико, поэтому, когда ФБР арестовало Рудольфа Абеля (Марк Райлэнс), живущего в Нью-Йорке советского агента, страх и паранойя только усилились. Рудольф
Абель должен был отсылать в Россию шифрованные донесения. Он был допрошен сотрудниками ФБР, но отказался от дачи показаний, отклонил попытки склонить его к сотрудничеству против своей страны и в ожидании суда был помещен в федеральную тюрьму.


Для защиты Абеля правительство нуждалось в услугах независимого адвоката, и выбор пал на Джеймса Донована (Том Хэнкс), адвоката по страховым делам из Бруклина. Но Джеймс Донован, бывший обвинитель на Нюрнбергском процессе, уважаемый
коллегами за уникальные навыки переговорщика, практически не имеет опыта работы с обвинениями такого масштаба и не настроен на участие в этом деле. Защита такого непопулярного клиента привлечет к нему общественное внимание и подвергнет его семью презрению и, возможно, даже опасности.


В итоге Джеймс соглашается представлять интересы Рудольфа Абеля, поскольку он предан принципам справедливости и защиты основных прав человека, и хочет гарантировать своему клиенту честное судебное разбирательство независимо от его гражданства. В процессе выработки стратегии защиты между ними складываются доверительные отношения, построенные на взаимном уважении и понимании.

Джеймс Донован восхищается силой воли и преданностью Рудольфа Абеля и выстраивает беспристрастное заявление оснований защиты против иска, чтобы предотвратить вынесение смертного приговора своему подзащитному. Он подчеркивает, что Рудольф Абель действовал как настоящий солдат, следуя указаниям по защите интересов своей страны.

Через некоторое время в советском воздушном пространстве был сбит самолет-разведчик U-2, и летчик Фрэнсис Гэри Пауэрс (Остин Стоуэлл) был задержан и приговорен к десяти годам тюремного заключения в СССР. ЦРУ, категорически отрицая свою причастность к этой миссии, боится, что Пауэрса вынудят выдать секретную информацию. Впечатляющие профессиональные навыки Джеймса Донована заставляют сотрудника ЦРУ Хоффмана (Скотт Шеперд) пригласить юриста для решения очень важной задачи, связанной с национальной безопасностью, и вскоре Джеймс Донован отправляется в Берлин для обсуждения условий обмена пленниками между США и СССР. Им движет любовь к своей стране, непоколебимая верность своим принципам и поразительная смелость. Однако прибыв в Германию, Джеймс узнает, что в Восточном Берлине при попытке вернуться домой на Запад арестован американский студент Фредерик Прайор (Уилл Роджерс). Несмотря на указания ЦРУ сосредоточиться только на освобождении пилота, он принимает решение вести переговоры об освобождении обоих пленников и отказывается оставить кого-либо из них.


Мы называем это Конституцией, и именно это делает нас американцами.
Джеймс Донован


СТРОИТЕЛЬСТВО МОСТА: ОТ СЦЕНАРИЯ ДО ВОПЛОЩЕНИЯ НА ЭКРАНЕ

Когда лондонский драматург и журналист Мэтт Чарман наткнулся на сноску в биографии Джона Ф Кеннеди, упоминавшую американского адвоката, которого президент отправил на Кубу, чтобы договориться об освобождении 1 113 заключенных, его охватило любопытство. Расследование открыло ему совсем незнакомое имя – Джеймс Донован, успешный адвокат по страховым делам из Бруклина. Но его больше заинтересовала история, случившаяся на несколько лет ранее. Во время холодной войны Джеймс Донован защищал советского агента, обвиняемого в шпионаже, и хотя он специализировался на делах, связанных со страхованием, и некоторое время уже не занимался уголовным правом, его пригласили провести переговоры по обмену очень важными заключенными.

Мэтт Чарман мало знал внутренний механизм киноиндустрии. Тем не менее, он отправился в Голливуд в надежде убедить студию дать зеленый свет фильму, основанному на подлинной истории Джеймса Донована. Хотя в анналах истории холодной войны роль Джеймса Донована не очень хорошо известна, Мэтт представил студии DreamWorks Pictures увлекательную историю об идеалисте, лавирующем в сфере защиты национальной безопасности и хитроумных уловок. Руководство компании сразу заинтересовалось этой идеей.

«Когда я услышала эту историю, я просто остолбенела, – рассказывает продюсер Кристи Макоско Кригер, которая была сопродюсером фильма «Линкольн» и работает на студии DreamWorks. – Немногие знают историю Джеймса Донована и то, что он совершил в этот период американской истории, но это было точно в стиле Стивена Спилберга».

Продюсер Марк Платт, участвовавший в создании таких фильмов как «Чем дальше в лес», «Драйв» и «Девушка на поезде», знал о Джеймсе Доноване и интересе Стивена Спилберга к периоду холодной войны и к истории в целом и понимал, что этот сюжет идеально подойдет режиссеру. «Как кинематографист, Стивен изучал жизнь некоторых легендарных персонажей и умел удивительным образом воссоздавать историю в своих фильмах. Он отлично подходил для воплощения такой истории на экране». И они оба были правы. Этот сюжет объединяет в себе судебную драму, триллер и рассказ об исторических событиях, и он зацепил Стивена Спилберга. Но больше всего его заинтересовал образ Джеймса Донована. История уважаемого адвоката, который ведет спокойную жизнь типичного семьянина в 50-е годы и вдруг берется за опасное задание, чтобы в итоге одержать победу, благодаря своему чутью и верности принципам, имела большой кинематографический потенциал.

«Поскольку я взрослел именно в 50-е и 60-е, то отлично видел, что происходило в годы холодной войны, но я ничего не знал об обмене Рудольфа Абеля на Фрэнсиса Гэри Пауэрса, – рассказывает Стивен Спилберг. – Я слышал о Пауэрсе, потому что все
знали, что самолет-разведчик U-2 был сбит, и что был открытый суд над летчиком, но история каким-то образом заканчивалась вот этим фактом. Я не осознавал, что что-то происходило после его пленения, и потом был этот совершенно секретный обмен, обмен шпионами – советского разведчика Абеля обменяли на американского летчика-разведчика Пауэрса. В этой истории многое было для меня очень интересным».

Мэтт Чарман вернулся в Лондон и начал работу. Через шесть недель он представил захватывающий и умело выстроенный сценарий, где множество историй соединялось в один напряженный сюжет. Стивен Спилберг рассказывает: «Мэтт сделал отличную работу, соединив историю Пауэрса с историей отношений Донована и Абеля». Это было умное и важное совмещение сюжетных линий, поскольку Пауэрс фактически занимался тем же, что и Абель, только с воздуха, и Мэтт Чарман знал, что структурно ему необходимо объединить все эти разные истории. Марк Платт соглашается: «Мэтт проделал фантастическую работу, и когда он закончил, мы
показали проект братьям Коэнам, которые пишут очень реалистично, но с особенной остротой, отлично соответствующей этому сюжету».

Братья Коэны, имеющие в своем творческом багаже такие впечатляющие фильмы как «Старикам тут не место», «Большой Лебовски» и «Фарго», сразу активно взялись за работу, погружаясь в язык того времени и вписывая личность Тома Хэнкса в образ Донована, умело вплетая его удивительный жизненный опыт в мощный сюжет, раскрывающий суть человека. 

«Джоэл и Итан показали нам персонажей очень-очень близко, – говорит Стивен Спилберг. – Они добавили немного иронии и абсурдного юмора. Абсурдного не в том смысле, каким это делает кино, а потому что сама жизнь абсурдна. Они очень тонко подмечают все вокруг, и мы все это видим в их великолепных фильмах. Они смогли привнести это и в наш фильм».

Одна тема, вплетенная в текстуру и рамки сценария братьев Коэн, которая затронула струны души режиссера, – это представление о том, что разведчики похожи на всех остальных. Он поясняет: «Это – не просто свет и тени, обычный стереотипный прием показа шпионов, это показ разведчиков в качестве обычных людей, причем мы даже не задумаемся, мы даже не обратим на них внимания, не говоря уже о том, чтобы предположить, что они здесь с особой миссией, угрожающей нашей национальной безопасности. В лице Мэтта Чармена и братьев Коэнов у меня было три блестящих рассказчика».

 

РОЖДЕНИЕ ПЕРСОНАЖЕЙ


Когда Стивен Спилберг еще подростком снимал у себя на заднем дворе первые фильмы, в них часто присутствовала тема Второй мировой войны. Эта тема будет потом неоднократно повторяться в его режиссерских работах, включая «Список Шиндлера», «Спасти рядового Райана», «Империя Солнца», «1941» и фильмы об Индиане Джонсе, но до сегодняшнего дня он ни разу не рассказывал о событиях в мире международного шпионажа. «Мне нравятся фильмы про шпионов, – говорит Стивен Спилберг. – Я люблю книги Ле Карре, фильмы о Джеймсе Бонде, журнал Mad и печально известную колонку «Spy vs. Spy», с которой я практически вырос, так что эта тема всегда была у меня в голове».

В фильме «Шпионский мост» сюжет действительно держится на персонажах, и Джеймс Донован, адвокат по страховым делам, волею судьбы оказавшийся во властных коридорах ФБР и ЦРУ, является основой этого сюжета. Когда стал вопрос о выборе актера на главную роль, сомнений ни у кого не было: Том Хэнкс, достойный представитель плеяды поистине легендарных современных актеров.

«Том Хэнкс лучше всех подходит на эту роль, – говорит продюсер Кристи Макоско Кригер. – Джеймс Донован – обычный человек, он похож на отца моей лучшей подруги. Он просто делал свое дело и вдруг оказался в центре невероятных международных событий. Так не бывает, но люди воспринимают Тома Хэнкса как своего, и именно поэтому он так великолепно подходит на роль Джеймса Донована».

Тома Хэнкса и Стивена Спилберга связывают уникальные творческие отношения, превращающие в шедевр любой фильм, над которым они работают. Их совместные проекты включают фильмы «Спасти рядового Райана», «Поймай меня, если сможешь» и «Терминал», а также мини-сериалы канала HBO «Братья по оружию», снятый по роману Стивена Амброза и отмеченный премиями «Эмми» и «Золотой глобус», и «Тихий океан», также получивший премию «Эмми» (в обоих проектах Хэнкс и Спилберг
выступали в качестве продюсеров).

Стивен Спилберг рассказывает: «Джеймс Донован относится к людям, которые отстаивают то, во что они верят. В его случае, это – справедливость для всех, независимо от того, по какую сторону от железного занавеса человек находится. Его интересует только соблюдение буквы закона. И собственные моральные ценности Тома, его чувство равенства и справедливости, то, что он везде делает такие замечательные дела, мудро используя свою известность, делают его отличным кандидатом на роль Джеймса Донована».


«Том очень любит историю, – добавляет продюсер Марк Платт. – Это видно по отличным мини-сериалам и фильмам, где он был продюсером или снимался. Но его особенно интересует именно этот период. Он довольно много знает о холодной войне и ситуации вокруг Восточного и Западного Берлина».

Учитывая авторитет уже задействованных кинематографистов, Том Хэнкс, снимавшийся в таких разных фильмах как «Филадельфия», «Форест Гамп», «Изгой» и«История игрушек», согласился сниматься, даже не читая сценария. Он сразу понял, что у этого фильма есть потенциал стать одним из самых заметных проектов в еговыдающейся карьере. «Эта тема всегда меня интересовала – и место событий, и время, – рассказывает актер. – Я знал, что Фрэнсис Гэри Пауэрс был пилотом самолета-разведчика U-2, сбитого в Советском Союзе, что это был большой международный скандал, и потом в результате торгов его вернули в США, но я не знал ничего о Джеймсе Доноване».


Том Хэнкс продолжает: «Мне нравится читать исторические материалы и открывать что-то совершенное новое для себя, особенно в вопросах, которые мне казались хорошо знакомыми. И когда такое случается, ты не представляешь, ощущение, словно в лотерее выиграл».

Тому Хэнксу также понравилось развитие отношений между Донованом и Рудольфом Абелем. Он поясняет: «Сначала у них чисто профессиональные отношения – адвокат и подзащитный. Джеймс даже говорит: «Я – твой адвокат, моя работа – представлять твои интересы и обеспечить максимально справедливое правосудие, и я думаю, что по справедливости должно быть так». И он старается добиться справедливости. У него также сложились хорошие личные отношения с Абелем, потому что он чувствует, что защищает хорошего человека, с точки зрения его личных качеств и дела, которому он посвятил свою жизнь».

Для Стивена Спилберга Джеймс Донован служит воплощением идеалов настоящего альтруиста, человека, который ставит защиту Рудольфа Абеля выше собственного комфорта и безопасности, потому что искренне верит в обязательность соблюдения законов. «Это создало сильное напряжение в семье Донована, и я представляю, что такое же напряжение испытывал отец, когда рассказывал  том, что провел три недели в Советском Союзе в то время, когда даже неосторожное упоминание этой страны могло привести к обвинениям», – говорит режиссер.

«Том – отличный партнер, – добавляет Стивен Спилберг. – Он будет все пробовать, предлагать сотни идей и сам готов принимать сотни идей от других людей. Он открыт для разных креативных предложений и хочет все представить самым оригинальным способом».

Продюсер Кристи Макоско Кригер говорит: «Наблюдать за совместной работой Тома и Стивена – огромное удовольствие. Они – настоящие мастера своего дела, и это сразу видно. Им настолько легко общаться, что это помогает проявиться лучшему в каждом из
них». 

Настолько же важным был поиск актера, способного сыграть захваченного советского разведчика, обладающего убежденностью и поразительной глубиной, достаточного интересного, чтобы зрители почувствовали его человечность и вдумчивость, и в тоже время способного стать достойным оппонентом Тому Хэнксу.

Стивен Спилберг всегда ценил актеров, честно и убедительно играющих своих героев, именно поэтому он обратил внимание на Марка Райлэнса. Долгие годы Спилберг следил за карьерой этого британского актера, хотел снять его в своем фильме и искал для него подходящую роль. «Марк – один из самых удивительных актеров, работающих в любой сфере, – говорит Стивен Спилберг. – Я видел его в спектакле «Двенадцатая ночь», и это многое решило».

Для Марка Райлэнса, более известного по ролям в театральных постановках «Иерусалим» и «Боинг-боинг» и мини-сериале канала PBS «Волчий зал», возможность сниматься у Стивена Спилберга стала невероятным опытом. И хотя Рудольф Абель – личность спорная, его безграничный патриотизм вызывает у Джеймса Донована уважение и восхищение, и Марк Райлэнс считает это очень привлекательным качеством адвоката.

Актер также считает сюжет трогающим душу и очень увлекательным и ценит то, что у фильма есть потенциал заставить людей по-настоящему задуматься. «Это – фильм о человеке, делающем правильные вещи в нужное время и в нужном месте, и это – важная история».

«Марк принес в эту роль полностью осознанную уверенность в себе. Марк не из тех людей, которые берут какой-то момент и полностью все отбрасывают, потом приходят и все переделывают, – говорит Том Хэнкс. – Вместо этого Марк создает персонаж в
сцене медленно и очень осторожно, добавляет в него новую энергию, но это по-прежнему тот же персонаж».

Рудольф Абель (настоящее имя – Вильям Фишер) умер в 1971 г. и при жизни редко давал интервью или согласие на съемку. По словам Марка Райлэнса, «в действительности мы не так много о нем знаем, кроме того, что он получал и передавал сообщения, оставляя их в различных местах Нью-Йорка и используя для этого полую монету. Он был так называемым «агентом внедрения». До начала своей нелегальной деятельности Рудольф Абель прожил в США несколько лет и не являлся главным организатором разведывательной группы, он просто выполнял свою миссию. Но когда его арестовали, правительство США представило его как гораздо более значимую фигуру, чем это было на самом деле».


Его арестовали в Бруклине, где он скромно жил под видом художника, и Рудольф Абель не скрывал своего прошлого. Он хранил полное молчание и не выдал информацию о своей деятельности в США или связях с кем-либо в Москве, что разозлило сотрудников ФБР. Том Хэнкс рассказывает: «Это был человек, который хорошо делал свою работу. Он – разведчик, и у нас тоже есть парни, выполняющие такие же задачи для нашей страны. Я думаю, что Абель удивился, когда услышал такой аргумент из уст своего адвоката… и это вовсе не была юридическая уловка: Джеймс Донован действительно так думал».

Настоящий Рудольф Абель действительно был хорошим художником, и Стивен Спилберг решил показать это в первой сцене фильма. Режиссер поясняет: «Какими мы видим себя, какими нас видят окружающие, что мы скрываем, чтобы другие потом обнаружили – это все часть идеи, которая легла в основу начала фильма. Зрители видят лицо Марка Райлэнса, исполняющего роль Рудольфа Абеля, затем камера отъезжает, и все понимают, что он изучает свое лицо, потому что пишет автопортрет».

Стивен Спилберг продолжает: «Это дало мне стилистическое направление, о котором следовало подумать, например, то, какими мы видим себя, соответствует ли действительности тот образ, который мы создаем, когда рисуем себя, или это наше представление о том, какими мы хотим предстать перед окружающими, т.е. то, что делают разведчики. Чтобы добиться успеха, им нужно замаскироваться и фактически раствориться в окружающем мире. Я просто подумал, что это – удачный способ начать фильм на правильной тематической ноте».

Марк Райлэнс восторженно отзывается о Томе Хэнксе: «Том видел меня в спектакле «Двенадцатая ночь» в Лос-Анджелесе в 2003 г. Тогда эта постановка еще не стала знаменитой, и Том был одним из первых актеров, пришедших ее посмотреть. Потом он прошел за кулисы, разговаривал с участниками спектакля, и это всех очень порадовало. Но лично меня больше всего удивило то, что Том любит повеселить окружающих, у него отличное чувство юмора, и все сразу чувствуют себя при нём комфортно».

Актриса Эми Райан, получившая номинацию на премию «Оскар» за роль закаленной жизнью молодой неработающей мамы в драме «Прощай, детка, прощай» и недавно снявшаяся в нашумевшем фильме «Бёрдман», сыграла Мэри, верную и сильную духом жену Джеймса Донована. Когда ее спросили о том, что привлекло ее в этот проект, актриса ответила: «Как правило, нужно прочитать 10-15 страниц сценария, чтобы понять суть персонажей, но мы уже с первых страниц понимаем, что Джеймс Донован – адвокат, умеющий убеждать. Помимо этого, мне понравилось, что его жена Мэри не относится к категории женщин, всегда и во всем согласных с мужем. Она говорит важные вещи, и у нее есть сильное и умное мнение в отношении того мира, в который окунулся ее муж. Мне это показалось по-настоящему интересным». До начала съемок актрисе представилась возможность встретиться с внучкой Мэри.

Эми Райан рассказывает: «Я посмотрела семейные свадебные альбомы и фотографии семьи на отдыхе, послушала истории из первых уст. Например, я узнала, что Мэри родилась в городке Бэй-Бридж, выросла в крепкой ирландской католической семье, окончила колледж Мэримаунт и жила в Парк-Слоуп. Она гордилась тем, что делает муж, но ей не нравилось повышенное внимание к их семье, и она беспокоилась, что это может подвергнуть опасности детей».

Самой большой проблемой для актрисы стало создание убедительного образа женщины, оказавшейся в очень непростых обстоятельствах. Марк Платт говорит: «Созданный Эми образ жены Джеймса Донована вызывает у нас симпатию, но мы также чувствуем конфликт, потому что она хочет защитить семью. Участие мужа в этом деле ставит их жизнь под угрозу, некоторые друзья даже отворачиваются от них, и мы чувствуем, как у нее внутри борются желание защитить любимого мужа и делать то, что он считает нужным, и одновременно стремление оберегать семью. И нам нравится в ней это внутреннее противостояние».

Эми Райан была в восторге от возможности играть с Томом Хэнком и считает, что он очень благородный по духу и энергичный по жизни человек. «Меня поразило то, с каким энтузиазмом он подходит к каждой сцене. Он – такой опытный актер, что я старалась как можно больше слушать и наблюдать, – признается актриса. – Помимо того, что он обладает чисто техническими знаниями о том, где находится камера и свет, он умеет точно и правдиво заполнить всю сцену. Это – удивительная способность!». 

Том Хэнкс испытывал аналогичные чувства по отношению к актрисе: «Работать с Эми – одно удовольствие. Я всегда думал о том, как это у нее получается: она как бы ничего не делает и в то же время делает все одновременно».

После отбора актеров на главные роли создатели фильма приступили к кастингу кандидатов на роли второго плана в истории Джеймса Донована и обратились к директору нью-йоркского агентства Эллен Льюис. Стивен Спилберг рассказывает: «Я уже много раз собирался обратиться к Эллен, но она работала с Мартином Скорсезе, и вот открылась возможность, когда Эллен не была занята. Нам очень повезло, потому что я хотел пригласить в основном театральных актеров».

Актёр Скотт Шеперд, отмеченный премиями «Оби» за роли в спектаклях «Gatz» и «Poor Theater» и снимавшийся в триллере «Побочный эффект», был приглашен на роль Хоффмана, проницательного оперативного сотрудника ЦРУ. Эта организация искала частное лицо типа Джеймса Донована для проведения переговоров по обмену в Берлине, чтобы эти переговоры не выглядели как государственное вмешательство, и именно Хоффман отвечает за участие Донована в этой опасной миссии. Но скоро они столкнутся в открытом противостоянии, потому что Хоффман хочет, чтобы Донован поставил вопросы национальной безопасности выше тайны отношений адвоката и подзащитного.

Когда Джеймс Донован согласился принять участие в переговорах, Хоффман подчеркивает, что Джеймс будет действовать в одиночку. Правительства Советского Союза и США не будут иметь к этому никакого отношения. Германская Демократическая Республика будет обсуждать обмен непосредственно с ним. Том Хэнкс добавляет: «Джеймс Донован продемонстрировал громогласную, очень естественную и страстную защиту арестованного советского шпиона, и на не` обратила внимание другая сторона процесса. Они решили пригласить Джеймса, чтобы он помог осуществить обмен, тогда каждый разведчик отправится обратно в свою страну».

Донован верит, что Рудольф Абель вел себя достойно, но когда он узнает некоторые детали обыска и ареста студии и квартиры Абеля, то задается вопросом: все ли формальности были соблюдены при аресте Рудольфа Абеля. Марк Платт поясняет: «Сотрудник ЦРУ считает, что самое главное – защищать безопасность своей страны, а у Джеймса Донована немного другие принципы, отражающие его уважительное отношение к Конституции… что-то вроде противостояния конституционной точки зрения и точки зрения с позиции национальной безопасности».

Алан Алда, сыгравший во многих фильмах, в том числе в легендарном телесериале «Чертова служба в госпитале М.Э.Ш.» и драме «Авиатор», исполнил роль Томаса Уоттерса, старшего партнера юридической компании «Уоттерс, Кован энд Донован».

«Мой персонаж пытается осторожно выжить Донована с работы, чтобы защитить авторитет фирмы, – говорит актер. – Уоттерс просто хочет спасти компанию и не позволить Джеймсу скатиться в идеализм. Сценаристы умно используют эту ситуацию, чтобы показать, с чем столкнулся Джеймс Донован, когда согласился взяться за это дело».


Набирающий популярность молодой американский актер Остин Стоуэлл, снимавшийся в нашумевшем фильме «Одержимость», сыграл Фрэнсиса Гэри Пауэрса, американского летчика, который поступил на службу в ЦРУ, чтобы выполнять секретные миссии на самолете-разведчике U-2, и впоследствии был сбит над Советским Союзом. Сейчас он сидит в тюрьме, в одиночной камере, его лишают сна, и он пережил публичное унижение во время открытого судебного процесса в Москве.

Стивен Спилберг отметил этого актёра после того, как увидел его в одной из главных ролей в отснятом материале телесериала «Общественная мораль», где Спилберг выступает в качестве исполнительного продюсера.


В годы холодной войны необходимость получать стратегическую военную информацию привела к разработке американского самолета-разведчика U-2. Этот воздушный разведывательный аппарат летел на высоте почти 20 км, что в два раза превышало высоту полета коммерческих рейсов, и был практически невидим на советских радарах. Сам Пауэрс умер в 1977 г., но его сын Фрэнсис Гэри Пауэрс-младший снялся в фильме в роли агента ЦРУ, участвующего в подготовке пилотов самолета U-2, или «водителей», как их обычно называли в то время.

Немецкий актер Себастьян Кох, сыгравший в получившем премию «Оскар» фильме «Жизнь других» и боевике-триллере «Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть», был отобран на роль раздражительного и лицемерного восточногерманского адвоката Вольфганга Фогеля, представлявшего интересы так называемой «семьи Абеля». Именно с ним Джеймс Донован должен был обсуждать условия обмена Рудольфа Абеля. Вольфганг Фогель работал на коммунистическое правительство ГДР, страны, непризнанной США, но отчаянно пытавшейся стать самостоятельным государством.


Стивен Спилберг поясняет: «Националистическая Восточная Германия фактически грозила кулаком Советам, при этом словно заявляя: «Мы знаем, что вы нас кормите, одеваете и снабжаете всем необходимым, но мы не являемся вашими марионетками»». Джеймс Донован в итоге предлагал Абеля двум разным сторонам: Вольфгангу Фогелю и ГДР в обмен на Фредерика Прайора на пропускном пункте «Чарли» и Ивану Шишкину и Советам в обмен на Пауэрса на мосту Глинике. 

Российский актер Михаил Горевой, известный зрителям по роли Владимира Попова, противника Бонда в фильме «Умереть, но не сегодня», выступил в роли загадочного Ивана Шишкина, советского сотрудника, называющего себя заместителем секретаря в посольстве Советского Союза в Восточном Берлине, но в действительности являющегося высокопоставленным представителем КГБ, с которым должен вести переговоры Джеймс Донован.

Молодой американский актер Уилл Роджерс, снимавшийся в триллере «Хороший брак», сыграл Фредерика Прайора, американского студента, арестованного в Восточном Берлине, о котором Джеймс Донован узнает, уже приехав в Восточный Берлин для проведения переговоров об освобождении Пауэрса, и настаивает, чтобы Фредерик тоже был освобожден. На востоке осталось только несколько способов… там меньше соблюдают закон.


Просто, в целом, избегай общения с людьми…не из твоего круга.
Хоффман


ВОЗРОЖДЕНИЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ НА ЭКРАНЕ

Место съемки: Нью-Йорк, Германия и Польша

Во время подбора членов съемочной группы и кастинга актеров создатели фильма одновременно решали вопрос о том, где проводить съемки, надеясь в основном использовать те же места, где фактически происходили события, о которых рассказывается в фильме. После изучения различных площадок в США и Европе, выбор пал на Нью-Йорк, Берлин (Германия) и Вроцлав (Польша).

Структурно этот сюжет напоминает исследование с изменением настроений и окружающей обстановки, события которого начинаются в 1957 г. в Бруклине и затем перемещаются в Восточный Берлин. Из-за этого основные съемки велись двумя съемочными группами: одна команда снимала все сцены, связанные с Нью-Йорком, а другая группа работала в Германии и Польше. У каждой съемочной группы был свой график предпроизводственного процесса и задачи по эффективному созданию собственного визуального мира, отвечающего требованиям изображаемого исторического периода.


Продюсер Марк Платт поясняет: «Мне было интересно выступать продюсером этой картины, потому что это напоминало одновременное создание двух фильмов, словно отражающих необычный путь, который проходит Джеймс Донован. Сначала мы встречаемся с ним в Бруклине, где он берется за это дело, и это как бы один фильм; потом он неожиданно перемещается в другую часть света, в совершенно иную культуру, и это получается другой фильм».

Продюсер Кристи Макоско Кригер дополняет: «Это было довольно сложно. Мы знали, что хотим отправить зрителей в своеобразное путешествие, и съемки шли в основном непрерывно. Из-за напряженного графика у нас несколько раз возникали сложности с участием некоторых членов съемочной группы, обычно работавших в нашей команде, но это дало нам возможность открыть новых удивительных людей, с которыми мы раньше не сотрудничали. К нам присоединились отличный художник-постановщик Адам Штокхаузен, художник по костюмам Кася Валицка-Мэймон и композитор Томас Ньюман. Эта троица действительно помогла придать фильму жизненность».

«Каждый раз, когда мы впервые приходили на новую съемочную площадку, мы в изумлении думали: «Черт побери, а ведь это – не примитивный повтор той реальности, это – трехмерное, аутентичное, голографическое воспроизведение прошлого», – признается Том Хэнкс.

Основные съёмки американских сцен проходили в сентябре 2014 г. на Манхэттене, и в течение следующего месяца съемочная группа снимала различные архитектурные стили, представленные в городе, и прилегающие окрестности. Операторы под руководством Януша Камински сначала работали на Уолл-Стрит в нижнем Манхэттене, снимая Джеймса Донована на ступенях здания Федерального суда на Фоли-Сквер.

Первым совместным проектом Камински и Спилберга был фильм «Список Шиндлера» (1993 г.), и с тех пор они сняли вместе больше десятка картин. Марк Платт говорит: «Один начинает предложение, а второй заканчивает, и в результате рождается новый фильм для нас, зрителей, мы наслаждаемся его красотой, ощущениями и визуальными образами, и все это благодаря таинственному взаимопониманию между Янушем и Стивеном».

Януш Камински известен своим умением передать тонкости чувств через потрясающие визуальные образы, и его основной задачей было создание кинематографической системы изложения сюжета. К счастью, в фильме «Шпионский мост» использовались отличные места съемки, декорации и костюмы, что создавало исключительные возможности для работы операторов.

«В работе с Янушем мне больше всего нравится то, что я могу быстро понять, чего он хочет, – рассказывает Том Хэнкс. – Я могу спросить у него, что будет в следующем кадре, и он мне рассказывает, поэтому у меня есть отличная возможность работать с человеком, который мне помогает, а это означает, что я не испорчу кадр, и он поможет мне еще лучше раскрыть образ Джеймса Донована в этой сцене».


Станция метро «Броуд-Стрит» на Манхэттене была выбрана для съемки сцены, когда Рудольфа Абеля преследуют сотрудники ФБР, а также сцен, когда Джеймс Донован направляется на работу. Продюсеры решили, что в живой обстановке будет реалистичнее выглядеть вагон метро с платформы станции. К счастью, руководство нью-йоркского метрополитена согласилось помочь, и ранним воскресным утром съёмочная группа смогла провести съёмки.

Художник-постановщик картины Адам Штокхаузен, недавний лауреат премии «Оскар» за фильм «Отель «Гранд Будапешт», поясняет: «Нам пришлось работать очень быстро, т.е. убрать все плакаты и информационные знаки, заменить светильники, короче, изменить все с потолка до пола. А потом, естественно, все нужно было максимально быстро вернуть на свои места». Интерьер вагона снимался в подлинном вагоне метро 60-х годов, который хранится в Нью-йоркском музее городского транспорта.

Офисы Нью-йоркской коллегии адвокатов, расположенные в классическом историческом здании на 44-ой улице в центре Манхэттена, стали идеальным местом для размещения юридической компании Джеймса Донована, создавая ощущение потомственного капитала и престижа. Затем были многочисленные съемки в Бруклине, в районах Флэтбуш и Бруклин-Хейтс, поскольку там еще сохранились постройки того времени. Именно в жилом районе Дитмас-Парк, среди домов, расположенных на тихих, усаженных деревьями улочках, Адам Штокхаузен обнаружил идеальный дом для Джеймса Донована: красивый, отдельно стоящий особняк в викторианском стиле, полный очарования и исторической достоверности, с передним крыльцом и небольшим задним двором, что помогает показать сильную связь Джеймса Донована с местным сообществом.

Интерьер дома Донована и дополнительные декорации были построены в павильонах бруклинской студии Steiner Studios. Продюсер Кристи Макоско Кригер рассказывает: «Когда я первый раз вошла в декорации дома Джеймса Донована, у меня было ощущение, что я вернулась в конец 50-х годов и пришла к кому-то на семейный ужин. Адам Штокхаузен очень точно передал каждую деталь обстановки».

Сильное ощущение исторической реальности создавалось и во время съемок в Европе, поскольку легендарные места съемки очень помогали ярко передать ужасы жизни в Восточной Германии, вызывая чувство уважения к людям, которые смогли через это пройти.

Аэропорт Темпельхоф в центральной части Берлина, куда совершались легендарные переброски грузов в 1948-49 гг., стал незаменимой площадкой для съемок. Эти переброски по воздуху осуществлялись, потому что советские войска перекрыли доступ в западную часть Берлина для всех других видов транспорта. Самолеты из США, Великобритании, Канады, Австралии, Новой Зеландии и Южной Африки доставляли продукты питания и другие материалы жителям города, чтобы они не умерли от голода. 

В аэропорту Стивен Спилберг снял множество сцен, включая возвращение Донована и Пауэрса домой в США на американском военном транспортном самолете. Сцены с участием настоящих самолетов U-2 на земле и в воздухе были сняты через несколько месяцев на базе американских ВВС , расположенной в округе Юба в Калифорнии.


Падение самолета Пауэрса снималось в аэропорту Темпельхоф с использованием большого экрана. Адам Штокхаузен и его команда построили копию кабины самолета U-2 на передвижном основании, которая использовалась для съёмки крупных планов Пауэрса в самолете. Продюсер Кристи Макоско Кригер рассказывает: «Мы испытывали удивительные ощущения, когда снимали эти старые
самолеты в таких красивых местах как Темпельхоф, где фактически происходили события сюжета. Это просто невозможно воссоздать в другом месте».

Легендарный берлинский мост Глинике, где происходил реальный обмен Абеля на Пауэрса, стал местом исторической кульминации сюжета фильма. Мост соединяет берега реки Хафель и расположен недалеко от района Ванзее – там состоялась знаменитая конференция с участием Адольфа Эйхмана и других «архитекторов Холокоста». Во время войны мост разделял Восточный и Западный Берлин, а сегодня он соединяет Берлинский район Бранденбург с пригородом Потсдамом. 

Сцены, когда Донован старается уговорить немецких охранников на контрольно-пропускном пункте Фридрихштрассе, чтобы они пропустили его в Восточный Берлин, где у него назначена встреча в советском посольстве с Вольфгангом Фогелем, снимались в центре Берлина. КПП «Фридрихштрассе», больше известный как «Чекпойнт Чарли», – это хорошо знакомый переход между Восточным и Западным Берлином.

«Все думают, что единственный путь в Восточный Берлин пролегал через «Чекпойнт Чарли», но это не так, – отмечает Адам Штокхаузен. – Через границу можно было переехать на городской электричке и выйти на станции Фридрихштрассе, но всё равно нужно было проходить через КПП, чтобы попасть в восточную часть города».

Сначала создателям фильма было трудно выбрать место для съемок в современном Берлине, поскольку сегодня станция Фридрихштрассе выглядит намного современнее, чем в годы холодной войны. Но Адам Штокхаузен предложил оригинальное решение: он воссоздал станцию, используя массивный ржавый надземный переход над железнодорожными путями возле другой станции, где проходила разрушающаяся кирпичная стена.

Для съёмок важных сцен, в которых события происходят возле знаменитой Берлинской стены, съемочная группа отправилась в польский город Вроцлав, расположенный в четырех часах езды к юго-востоку от Берлина. Вроцлав находится в заброшенном состоянии в результате экономических трудностей и долгих лет забвения и немного напоминает город, пострадавший от войны. Ранее, до передела границ, это был немецкий город Бреслау, поэтому вся архитектура по стилю немецкая. Марк Платт рассказывает: «Многие здания остались нетронутыми после войны. В стенах некоторых построек были видны следы от пуль».

Когда происходили события с участием Джеймса Донована, Берлинская стена ещё только строилась, и Стивен Спилберг хотел, чтобы зрители увидели на экране, как это происходило. Первый вариант включал временную стену из бетонных блоков и колючей проволоки, но эту стену быстро заменили на более знакомую всем версию: железобетонные плиты с огромной трубой поверху, что делало стену более прочной и трудно преодолеваемой.

Адам Штокхаузен и его команда построили примерно 270 м Берлинской стены на разных этапах ее сооружения, используя такие же материалы и сохраняя аутентичные параметры. Зрители впервые видят Берлинскую стену в фильме, когда речь заходит о Фредерике Прайоре. Американский студент во время посещения своего профессора в Восточном Берлине (а дочь профессора – по случайности – его девушка) столкнулся с восточногерманскими пограничниками, и они арестовали его, когда он пытался вернуться на Запад. Впервые Джеймс Донован узнает о нем, уже находясь в Восточном Берлине, и соглашается покинуть страну только в том случае, если Фредерик Прайор тоже будет включен в программу обмена Пауэрса на Абеля. 

Конечный результат на экране передает не только ужасы, связанные с Берлинской стеной, но и существующую путаницу. Стивен Спилберг рассказывает: «Берлинская стена имела очень символическое значение, но она не была похожа на Сан-Квентин, Алькатрас или другие огромные федеральные тюрьмы. Эту стену, в принципе, было несложно преодолеть, просто люди не решались. Когда мы снимали эти сцены, я смотрел на макет Стены и думал: «Неужели это все было в действительности? Неужели Берлин действительно был разделен стеной? Я вспомнил то время в моей жизни, когда стены возводились по всему миру, невидимые стены, но, тем не менее, это были стены».

«Это выглядело пугающе, и одновременно в этом чувствовалась какая-то незыблемость, – добавляет Том Хэнкс. – Просто здорово, что Адам Штокхаузен смог сделать со Стеной и найти этот удивительный перекресток в Бреслау, который точно соответствовал архитектуре того времени».

Съёмки в Берлине совпали с 25-й годовщиной падения Берлинской стены. Несмотря на то, что весь Берлин находился в советской зоне, только Восточный Берлин находился под правлением Советского Союза. Западный Берлин оставался свободным. Жители города могли перемещаться между этими двумя частями до момента постройки берлинской стены властями ГДР. Город был разделен на две части, и доступ в них был возможен только через несколько КПП, расположенных вдоль Стены.

9 ноября 2014 г. тысячи людей собрались на Потсдамской площади, чтобы отметить день, когда восточногерманское правительство отменило ограничения на передвижение между Восточной и Западной Германией. Для съемочной группы и актеров, которые должны были на следующий день работать в декорациях станции Фридрихштрассе, созданных командой Адама Штокхаузена, это стало живым напоминанием о тех жестких условиях и постоянном надзоре, в которых жили восточные немцы.

Часть КПП «Фридрихштрассе» была воссоздана Адамом Штокхаузеном и его командой во Вроцлаве, включая легендарный знак с надписью на трех языках «Вы выезжаете из американского сектора». Декорации использовались для съемки кульминационной сцены, когда Вольфганг Фогель ведет Фредерика Прайора на КПП.

«Декорации КПП Чарли были просто замечательными, – говорит Марк Платт. – Ты словно оказывался в том времени».

«Эти люди делают такую работу, что я даже не мог себе представить, – рассказывает Том Хэнкс. – Для меня это все выглядит как домашняя работа, а создается впечатление, что они всегда едва успевают все доделать вовремя. Но когда видишь конечный результат, и он такой правдоподобный, что даже люди вроде меня, знающие, что это декорация, задерживаются там как можно дольше, становится очевидным, что для этого нужен особый талант».

Марк Райлэнс соглашается и добавляет: «Декорации были неправдоподобно хороши, с множеством деталей. Мы, как актеры, работаем среди специалистов разных профессий, и окружение таких талантливых и влюбленных в свое дело людей служит для нас источником вдохновения. Именно сочетание всех этих умений и навыков помогает снять хороший фильм, и Стивен очень творчески руководит этим процессом».

Создание исторической палитры

В фильме «Шпионский мост» художник по костюмам Кася Валицка-Мэймон, работавшая над картинами «Охотник на лис» и «Королевство полной луны», должна была эффективно воссоздать исторический период через дизайн костюмов и аксессуаров, но самой большой проблемой для нее стала необходимость быть хорошим слушателем. Она поясняет: «На каждом проекте нам приходится искать новые пути понимания того, что хочет донести до нас сюжет, чтобы точно передать цвет того периода и тонко представить его для аккуратного создания визуального воплощения сюжета».

Исследования, проведенные художником по костюмам, показали, что в конце 50-х и 60- е годы люди, как правило, одевались нарядно. «Мужчины и женщины придерживались формального стиля, т.е. костюмы и шляпы для мужчин и платья, костюмы или юбки для женщин, – говорит Кася Валицка-Мэймон. – Но мужские костюмы были совсем не похожи на те, которые носят сегодня. Они были по-другому устроены: в старых традициях, для другой формы тела, с другим рукавом, другой посадкой брюк, и изготавливались из более плотной ткани».

Фильм «Шпионский мост» стал для нее первой совместной работой с режиссером Стивеном Спилбергом, и художница с восторгом обнаружила, что они говорят на одном образном языке и имеют одинаковое визуальное представление о сюжете фильма. Она тесно сотрудничала с художником-постановщиком Адамом Штокхаузеном и полностью погрузилась в мир, где жили персонажи фильма, надеясь по-настоящему понять их. К счастью, у нее была большая степень свободы при создании внешнего облика героев, поскольку они не относились к легендарным личностям, которых сразу узнают на улице.

При создании Мэри Донован в исполнении Эми Райан, Кася Валицка-Мэймон черпала вдохновение в образе Джеки Кеннеди и дополнила облик Эми Райан ниткой жемчуга и очками, похожими на те, которые в жизни носила жена Джеймса Донована. «У нас

было много информации о подлинной Мэри Донован, и большинство этой информации нам передала Эми, включая замечательные фотографии из семейной коллекции, – рассказывает художник по костюмам. – Эти фотографии помогли нам понять характер этой женщины. Мы создали для нее много нарядов, например, зеленое пальто, в котором она пришла в суд. Оно характерно для того времени и помогает создать у зрителей необходимое ощущение».

Эми Райан: «Она создала прекрасные костюмы того времени, и хотя мои наряды в основном повседневные, каждый следующий был красивее предыдущего. Однако нижнее белье было более стесняющим движения, чем то, к которому я привыкла, но – хотите, верьте, хотите, нет – это помогло мне вжиться в образ, потому что пришлось по- другому двигаться».

Гардероб персонажей отражает культуру и исторический период и помогает передать режиссерское видение. «Костюмы были просто невероятными, и это кое о чем говорит, – рассказывает Том Хэнкс. – Можно пойти в специальный центр аренды костюмов и набрать там то, что нужно, но это всегда будет выглядеть как костюм, взятый напрокат. Я не знаю, как Кася это делает, но она всегда приходит со свежими идеями, вплоть до костюма официантки в берлинском отеле «Хилтон». Вот так поступают настоящие художники».

Во время съемки уличных сцен исторические костюмы участников массовки помогали усилить ощущение, что все это, несмотря на актуальность в настоящем, происходит в каком-то далеком, но узнаваемом прошлом. В некоторых сценах задействовано более 300 статистов, и всех, начиная от зрителей и репортеров в суде и заканчивая пассажирами метро и пешеходами на улицах, необходимо было одеть как при холодной погоде с учетом необходимых аксессуаров: шляпы, шарфы, перчатки и, естественно, пальто.

«В этих сценах мы должны были передать чувство реальности происходящего, – говорит Кася Валицка-Мэймон. – Мы обсуждали одежду каждого статиста, потому что для эффективного воспроизведения толпы необходимо подобрать правильных людей.

Чтобы воссоздать людей и улицы Нью-Йорка, мы работали с директором по подбору статистов, потому что намного легче одевать людей с выразительными лицами».

Таким же важным был выбор аутентичного цвета для гардероба определенного исторического периода. В сценах, снятых в Нью-Йорке, присутствует более яркая одежда, отражающая успешный, коммерческий мир Америки 50-х, где женщины носили в основном зеленый, красно-коричневый и желтый цвета, а мужчины – коричневый, серый и синий. В Берлине цветовая палитра скудная и словно выцветшая, почти вся одежда черного или тусклого серого цвета, что отражает гнетущую атмосферу Берлина того времени.

«Мы должны были убедительно показать исторический период и цветовую палитру того времени, поэтому мы с Адамом сделали выкладку баланса цветов, чтобы разобраться, как все будет сочетаться друг с другом, – рассказывает художник по костюмам. – Мы впитали как можно больше из вокабуляра того времени, выбрали все,  что было нужно для фильма, а затем создавали ту реальность. Она достаточно сильно резонирует с исторической реальностью, но не перевешивает идею фильма».


Создание атмосферы и настроения фильма

Томас Ньюман, член легендарной семьи композиторов, пишущих музыку для кино (сюда входят его отец Альфред, брат Дэвид, дяди Лайонел и Эмиль и двоюродный брат Рэнди), присоединился к съемочной группе, чтобы создать музыку, гармонично дополняющую удивительную историю Джеймса Донована. Том Хэнкс говорит: «Хорошая музыка делает две вещи: либо она создает незаметный и нераздражающий фон, либо вы слышите музыку и не можете представить себе эту сцену без нее».

Композитор, написавший музыку к таким фильмам как «Золушка», «Jarhead» и «Little Children», говорит: «Это – американская история, и сложность заключалась в том, как наилучшим образом представить Америку без лишней патоки и в то же время представить идеалы Джеймса Донована. Для меня в итоге все свелось к простым семейным ценностям, ощущение того, что значит быть американцем в самом идеализированном значении этого слова».

За эти годы студия DreamWorks неоднократно сотрудничала с Томасом Ньюманом, стоит назвать фильмы «Прислуга», «Проклятый путь» и «Красота по-американски», но «Шпионский мост» стал первой совместной работой композитора с режиссером Стивеном Спилбергом. «Со Стивеном очень хорошо работать, – говорит Томас Ньюман. – Всегда чувствуешь людей, отлично понимающих суть художественного сотрудничества и желающих раскрыть тех, с кем они работают. Вот Стивен именно такой человек».

Музыка всегда играла важную роль в фильмах Стивена Спилберга, но с самого начала он представлял себе фильм «Шпионский мост» немного иначе. В фильме «Спасти рядового Райана» примерно 38 минут музыки, в фильме «Шпионский мост» примерно столько же – 38 - 40 минут, но в течение первых 20 минут музыки нет вообще. 

Режиссёр поясняет: «Многие мои фильмы опираются на музыку, иногда музыка присутствует на протяжении всего фильма, но я чувствовал, что в этом фильме должно быть иначе. Точно также я понимал, что в фильме «Спасти рядового Райана» музыка не должна звучать постоянно».

«Это – довольно непросто, – рассказывает Томас Ньюман. – Звуки Нью-Йорка рождают предчувствие, что с Абелем должно что-то случиться. Падение самолета Фрэнсиса Гэри Пауэрса тоже эффектно представлено без музыки, все очень впечатляюще передается только с помощью звуков».

Когда появляется музыка Томаса Ньюмана, она сдержанная и прекрасная в своей простоте. Когда Джеймс Донован соглашается на сотрудничество с ЦРУ, простое пиано сменяется полной оркестровкой. Это тонкое различие, но Спилберг полагает, что оно создаст дополнительный эмоциональный фон отношениям между Абелем и Донованом. Музыку исполняет оркестр из 85 музыкантов, и иногда добавляется вокал мужского хора, но Томас Ньюман проявил осторожность с тем, чтобы не придатьмузыкальному оформлению никакого политического звучания. Композитор поясняет: «С точки зрения окраски, я не хотел, чтобы музыка говорила: «Вот здесь Россия, а здесь – Америка, и Россия будут представлять глубокие мужские голоса». Я хотел, чтобы это  было своего рода толчком в развитии сюжета».

Стивен Спилберг четко дал понять Ньюману, что он не ждет от него музыки в стиле Джона Уильямса. «У Стивена основательные, практически первородные отношения с Джоном Уильямсом, и они очень успешные, но он хотел, чтобы я написал музыку, отражающую мои эстетические взгляды, не копирующую стиль Джона, – рассказывает композитор. – Я знаю Джона уже целую вечность благодаря своей семье, но я всегда знал, что я не хочу стать третьеразрядным Джоном Уильямсом, потому что его стиль очень сильно определил характер музыки кино».

Стивен Спилберг дополняет: «Я был расстроен, что у Джона возникли проблемы со здоровьем, но сейчас он, слава Богу, в порядке. Но мы всегда работали вместе, и после 42 лет сотрудничества невозможно было смириться с тем, что его не будет в этом проекте. В какой-то момент я вообще хотел отказаться от музыки, она бы просто звучала из проигрывателей, радиоприемников и т.п. Но я понимал, что есть части фильма, которые выиграют от музыкального сопровождения, и не колебался с выбором, когда узнал, что Джон не будет писать музыку: первый человек, о котором я подумал, был Томас Ньюман».


«Когда мы со Стивеном собирались, чтобы обсуждать музыку, он всегда смотрел на фильм как человек, старающийся получить от него удовольствие и относиться к нему в противоположность тому, у кого есть какие-то намерения, – говорит Томас Ньютон. – Он смотрел, слушал, реагировал, и это было очень приятно, потому что я чувствовал, что я нашел свой голос, и Стивен принимает это звучание».

Хотя Джон Уильямс не смог написать музыку к этому фильму в связи с небольшими проблемами со здоровьем, которые уже устранены, он станет автором музыки к следующему фильму Стивена Спилберга «Большой и добрый великан».

Безукоризненное соединение всех элементов


Монтаж фильма о бесстрашных приключениях простого семьянина, ставшего переговорщиком в процессе обмена шпионов в период холодной войны, стал интересной задачей для монтажера Майкла Кана. «Это был огромный кусок текста, – поясняет Майкл. – Стивен снимал фильм в довольно традиционной манере, где текст играет главную роль. Он хотел, чтобы зрители действительно проникались тем, что говорится с экрана, и задумались, поэтому мы не монтировали этот фильм как обычный боевик. Фактически, игра Тома Хэнкса и Марка Райлэнса была в некоторых моментах настолько искрометной, что вообще было трудно что-нибудь вырезать».


Для Стивена Спилберга было важно, чтобы Джеймс Донован постоянно оставался в
центре сюжета, и тот факт, что в начале фильма вообще нет музыки, помог усилить сюжет и сделать акцент на текст. Майкл Кан поясняет: «Отсутствие музыки позволяет нам получить полное представление о жизни Джеймса Донована, и этот приём отлично срабатывает, потому что мы смогли быстро с ним познакомиться, ведь мы четко слышали весь текст».

Майкл Кан – давний партнер Стивена Спилберга, их сотрудничество началось еще в 1977 году с фильма «Близкие контакты третьей степени». Том Хэнкс говорит: «Мэтт Чарман понял, что в этом сюжете есть что-то невероятное и написал сценарий, а потом братья Коэны добавили туда своего волшебного таланта. Часть этого скрыта в тексте, но выбор во времени и композиция – это все Майкл и Стивен. Слава Богу, у них есть расшифровка того, что они делают, потому что никто не смог бы это написать».
При работе над фильмом «Шпионский мост» Стивен Спилберг просматривал отснятый материал с Майклом Каном и его командой и давал им выбранные сцены.

Поскольку режиссер предпочитал делать монтаж во время основных съемок, он приходил раньше назначенного времени, во время обеда и после окончания работы, и Майкл Кан смог выполнить монтаж фильма довольно быстро. «Хорошо, что мы могли показывать ему все, когда он был на съемочной площадке, и получать от него комментарии прямо во время монтажа», – говорит Майкл.

Еще одной проблемой для монтажера стал выбор лучшего способа для эффективного соединения множества историй с участием четырех главных персонажей – Джеймса Донована, Фрэнсиса Гэри Пауэрса, Рудольфа Абеля и Фредерика Прайора. Нужно было показать, как они соединены между собой, хотя это очень разные люди. «Это – часть магии сотрудничества Майкла и Стивена: они могут так все соединить, что в готовом виде фильм выглядит безукоризненно», – говорит продюсер Кристи Макоско Кригер.

ЗА КУЛИСАМИ ВМЕСТЕ С РЕЖИССЕРОМ

Стивен Спилберг обладает легендарной интуицией, помогающей ему соединить работу оператора и визуальный ряд с текстом, подтекстом и персонажами. «Каждый режиссер умеет рассказывать с помощью образов, Но Стивена отличает то, что он буквально впитывает все, что происходит вокруг, – говорит продюсер Кристи Макоско Кригер. – Он постоянно позволяет каждому производственному отделу полностью реализовывать себя, потому что он им доверяет, и на съемочной площадке царит спокойствие: каждый с уверенностью делает то, что он умеет делать хорошо».

Януш Камински надеялся, что ему удастся передать реалии времен холодной войны на экране, и полагал, что создатель фильма должен творчески подходить в воссозданию исторического периода, чтобы не переиграть, потому что он хорошо знает, что излишняя образность выглядит ненатурально. Стивен Спилберг поясняет: «Бюджет не позволял нам взять синий экран и монтировать на нем километры изображений исторических зданий в цифровом формате при виде из окна, поэтому мы показывали «замороженные» окна. Затем Януш выставил свет, один-единственный источник света, от стекла, и это придало первой встрече Джеймса Донована и Рудольфа Абеля настоящую холодность. Когда между ними начали складываться более теплые отношения, и у нас тоже по отношению к ним, этот холодный свет можно толковать как стену между ними, начинающую медленно рушится».

«Когда наблюдаешь за работой Януша, невозможно оторваться, – говорит Кристи Макоско Кригер. – Он видит вещи, которые мы не замечаем, и он видит их с освещением, он видит, где камера, и все у него получается как-то инстинктивно». Вклад продюсеров Кристи Макоско Кригер и Марка Платта в создание фильма огромен. Том Хэнкс рассказывает: «Кристи знает все на свете. Она знает сценарий, лучше меня, она знает подтекст каждой дискуссии, которая была у них со Стивеном.

Кристи понимает, что у нас миллиарды работающих деталей, и она может сломать любую из них. Неважно, чем она занята в данный момент, можно подойти к ней и подробно поговорить на интересующую вас тему. Она может вам точно сказать истинное положение всех вещей».

«Марк знает, какое место будет у этого фильма со временем, – продолжает актёр. – Он учитывает историю, период времени, выбор актеров и рассматривает это как единое одноклеточное существо. Часто продюсеры обязаны режиссеру, потому что без режиссера не будет их фильма. Но я думаю, что Стивен обязан Кристи и Марку, потому что без них у него не было бы свободы думать о работе только с точки зрения создания фильма».

«Стивен по характеру очень заботливый, – говорит Марк Райлэнс. – Я осознал, какую важную роль для него играет семья, и сколько времени он ей уделяет, когда мы начали работать вместе. Я не знаю, как он находит для этого время, учитывая, сколько у него дел, но он действительно настоящий семьянин и поддерживает такое отношение к семье, что просто удивительно при его занятости».

Стивен Спилберг считает, что некоторые лучшие моменты в его фильмах получаются случайно. Иногда это неожиданное толкование или что-то, самостоятельно рассмотренное зрителями. «Иногда это – осознанный выбор, и я втайне надеюсь, что зрителю поймут мой замысел во время просмотра фильма, – признается режиссёр. – И это самое приятное: ты что-то задумал, а зрители разгадали твой замысел, они понимают, что ты хотел сказать, и им нравится то, что они чувствуют. Это – лучшая награда за труды».

В частности, один случай, на который обратили внимание актеры, включал случайное раздавливание фотографами использованных лампочек, брошенных на землю. Это происходило после прочтения в суде приговора Абелю, когда все журналисты бросились к Джеймсу Доновану, его жене Марии и Томасу Уоттерсу. Марк Райлэнс поясняет: «Стивен выдвинул идею использовать эти лампочки, валяющиеся на земле, для усиления драматического эффекта, когда Мэри, встревоженная напором журналистов, отступает назад и каблуком раздавливает лампочку».

Эми Райан добавляет: «У Стивена сразу родилась эта идея. Я видела, как он опустился на пол, на уровень камеры, чтобы точно увидеть, как будет выглядеть этот кадр с раздавливанием лампочки. Мы много узнаем о Мэри благодаря тому, как Стивен снял эту сцену, и я в том числе».

«Все заканчивается комментарием о мусоре, – говорит Том Хэнкс. – Этого даже не было в сценарии, это даже был не самый крутой кадр, но он вписался в калейдоскоп этого момента, и Стивен придумывает такие вещи, потому что он так думает».

«Стивен все воспринимает как кинематографист, – продолжает Хэнкс. – Его способность передавать важные моменты сюжета с помощью камеры делает его Стивеном Спилбергом. И он делает это снова и снова, остается только отойти в сторону и наблюдать».

Помимо того, что Стивен Спилберг – непревзойденный мастер по созданию фильмов, он искренне заботится об актерах и с глубоким уважением относится к их талантам, всегда стараясь создавать экранную историю максимально легким и естественным способом. Том Хэнкс говорит: «У нас со Стивеном хорошее взаимопонимание. Я прихожу с идеей, как можно сделать сцену, и Стивен говорит: «Отлично, потому что я хотел сыграть это все как бы с этой стороны, и если ты будешь двигаться так, глаза зрителей будут двигаться именно туда».

Марк Райлэнс был поражен тем, какая подготовка проводилась для каждой мизансцены в фильме «Шпионский мост», сравнивая это с мастерской времен Возрождения. «Стивен приходит, и ты видишь, как он сразу схватывает все вокруг, – говорит актер. – Он полностью владеет всей ситуацией и видит все в кадре – декорации, актеров на заднем плане, все перемещения. Глядя на него, я представляю Леонардо да Винчи за работой. Стивен тоже как художник, только он работает с движущимися картинами».

Том Хэнкс добавляет: «Когда появляешься у Стивена на съемочной площадке, она уже вся готова, не только физически, но и глубоко в мозгу у Стивена. Задача состоит в том, чтобы сделать точно то, что он от тебя хочет, но он еще ожидает, чтобы ты внес в образ мелкие детали, которые он опять-таки от тебя ждет. У него весь фильм уже смонтирован в голове еще до того, как мы вышли на съемочную площадку. Он перечитывает сценарий тысячу раз, снова и снова, поэтому он на пять недель вперед знает, что он будет делать с фильмом».

Фильм «Шпионский мост» стал великолепным опытом для Эми Райан. «Стивен с энтузиазмом относится к тому, что он делает, и это заразительно, – говорит актриса. – Иногда я наблюдала за ним в процессе работы, и вдруг глаза у него становились огромные, как блюдца, словно он снова превращался в 12-летнего мальчишку, снимавшего любительские фильмы на заднем дворе».

Стивен Спилберг также уделяет огромное внимание повествованию. В то время как некоторые режиссеры сосредотачиваются на чувствах актеров или красоте образов, его по-настоящему волнует то, что себе представит зрительская аудитория. Продюсер Кристи Макоско Кригер говорит: «В Стивене больше всего удивляет, что ему действительно нравится на съемочной площадке. По утрам, когда мы направлялись на работу, я спрашивала у него, хотел бы он оказаться сейчас где-нибудь в другом месте, и он искренне отвечал отрицательно. Он знает, что ему очень повезло заниматься тем, что он сейчас делает».

Не пора ли нам показать нашим врагам, чего мы стоим?
Джеймс Донован

ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК В НЕОБЫЧНЫХ УСЛОВИЯХ


Иногда правда оказывается менее вероятной, чем вымысел, и в фильме «Шпионский мост» представлена удивительная история обычного человека, попавшего в необычные обстоятельства; все выглядит еще более увлекательным, потому что главный персонаж –это реальный человек.

Из-за отношений с Рудольфом Абелем Джеймс Донован постоянно находится в центре внимания журналистов и общества в целом, и Стивену Спилбергу было интересно в этом сюжете, как люди быстро делают выводы и выносят поспешные суждения. В итоге, это помогло ему определить лучший способ показать эту историю. Режиссер поясняет: «В реальных историях нам нужно всегда найти злодея и героя, и когда злодей быстро назначен, мы сразу перестаем ему сочувствовать, и не пытаемся понять его, потому что это – злодей. Мы полностью на стороне героя и не испытываем никаких положительных эмоций по отношению к отрицательному персонажу. Это – очень однобокий подход, ведь вся наша толерантность при этом испаряется».

Стивен Спилберг продолжает: «В этом сюжете мне нравится тот факт, что далеко не все персонажи, которые нам кажутся отрицательными, оказываются таковыми на самом деле, более того, они даже ничего плохого не замышляли. Трудно сочувствовать шпиону, пытавшемуся подорвать национальную безопасность твоей страны. Как можно переживать за такого человека? Но в нашем случае, мы испытываем к нему сочувствие, и именно поэтому я захотел снять этот фильм».

По сюжету люди осуждают Рудольфа Абеля за то, что он, по их мнению, сделал, и кем он является, но Джеймс Донован видит в нем нечто другое. И Фрэнсиса Гэри Пауэрса осуждали за то, что он попал в руки врага, а Донован рассматривает его как летчика, сделавшего все возможное, и не выдавшего никаких секретов.

«В конце фильма есть замечательный момент, когда люди в метро, ранее ошибочно осуждавшие Джеймса Донована, смотрят на него по-новому, потому что они поняли, что он совершил, и что раньше они неправильно оценивали его и саму ситуацию», – говорит продюсер Кристи Макоско Кригер. – Это – фантастический момент для нашего героя».

Оказавшись в незнакомом ему мире международных интриг на высшем уровне, Джеймс Донован вел себя достойно и героически, он совершил гражданский подвиг и стал источником вдохновения для написания невероятно сильной истории и создания фильма.


Смотреть трейлер фильма «Шпионский мост» на русском онлайн


Отзывы зрителей о фильме (2)

Обсуждение
Ваш комментарий:
Денис (гость) 94.254.243.99
14 февраля 2017 | 11:51
Вроцлав заброшенный город???? Автор вы бы проверяли, что пишите. Он выглядит не хуже Берлина сейчас!!!!
Светлана (гость) 46.211.102.222
6 октября 2017 | 18:07
Да, мне это предложение тоже резануло ухо. Много зданий, выглядящих в стиле...., но это абсолютно не портит город, не выглядит он заброшенным.

Новое кино онлайн | Ovideo.Ru

  • Постер фильма «Стартап.ком»

    Стартап.ком

    О друзьях детства — Калейле Исазе Тузмане и Томе Германе и о создании ими знаменитого сайта GovWorks.com, позволившего рядовым гражданам напрямую общаться с местными властями. Всего за год молодые предприниматели…...
    07.03.2016
  • Постер фильма «Звероферма»

    Звероферма

    Мультфильм является экранизацией повести Джорджа Оруэлла "Скотный двор" Когда-то мистер Джонс владел процветающей и доходной фермой, но сейчас его дела шли из рук вон плохо. Из-за невозможности решить свои проблемы…...
    04.03.2016
  • Постер фильма «Пешаварский вальс»

    Пешаварский вальс

    Английский журналист и его друг - французский врач - едут в лагерь, где находятся пленные русские "афганцы", чтобы взять у них интервью. Неожиданно пленные восстают и захватывают лагерь. Трагизм ситуации…...
    04.03.2016
  • Постер фильма «Дуэнья»

    Дуэнья

    По пьесе Ричарда Б. Шеридана. Две пары влюблённых совсем запутались в интригах. Всё перемешалось: страдания и радости, смех и слёзы. Но молодым героям по душе этот водоворот событий и чувств.…...
    04.03.2016
  • Постер фильма «Книга джунглей (1994)»

    Книга джунглей (1994)

    Выросший в джунглях среди диких животных Маугли влюбляется в Кэтлин, дочку полковника Джефри Брайдона, с которой он был знаком еще до того, как потерялся в джунглях. Но подлый жених Кэтлин,…...
    04.03.2016

Новые рецензии кино

СВЕЖИЕ ОБЗОРЫ
  • offline elercant | 19.10.2017 | 16:17
    просмотров - 75
    комментариев: 0

    Падение Земли (5/7)

    Прежде всего определим почётче жанр - это не катастрофа, а триллер, в некотором смысле даже политический (мексиканец Энди Гарсиа сыграл крупнейшую за последнее время роль, став президентом США). Картинам масштабных…

  • offline elercant | 19.10.2017 | 11:33
    просмотров - 94
    комментариев: 0

    Один в сказке не герой (5/7)

    Многие любители вымышленных миров, будь то космическая фантастика, историческое фэнтези или обычная сказка, не раз, уверен, мечтали перенестись из обыденной в такой яркий, полный приключений и чудес. Но, вот подумайте,…

  • offline elercant | 21.09.2017 | 00:01
    просмотров - 352
    комментариев: 0

    Квадратики соприкосновения (6/7)

    Думаю, никто из видевших хотя бы один из вышедших в прокат Лего-фильмов не высказал бы предположения, что через полгода после тотальной пересборки Бэтмена студия опустилась до обычной полнометражной версии самого…

  • offline elercant | 19.09.2017 | 13:58
    просмотров - 400
    комментариев: 0

    Собачья полночь (6/7)

    Не думайте, что создатели издеваются над своими персонажей - термин в названии относится к досрочному освобождению за хорошее поведение. Напрямую это хоть как-то относится лишь к одному из участников этой…

  • offline elercant | 14.09.2017 | 01:19
    просмотров - 355
    комментариев: 0

    Стой! Или моя детка будет стрелять (5/7)

    То, что в дебютной картине Александра Андрющенко, доселе снявшего лишь одну из новелл первых “Ёлок”, но поработавшего с тех пор монтажёром и продюсером на многих не менее успешных проектах, впервые…

  • offline elercant | 12.09.2017 | 20:21
    просмотров - 434
    комментариев: 0

    А он не успел, у него ничего еще нет (5/7)

    Имя Бена Стиллера накрепко связано с жанром комедии не только у нас, но и на родине. Неудивительно, что каждый новый фильм с его участием прокатчики пытаются продать именно как комедию…

ТОП 100 фильмов по жанрам

Самые интересные разделы кино на Ovideo.Ru

Фильмы смотреть онлайн




Детально о фильмах

Детально о всех фильмах
Кинофестивали