Скрытые фигуры (2016)

(126 мин.)
для детей старше 12 лет

Возрастной рейтинг фильма:

Детально о кинофильме «Скрытые фигуры»

«Да, они позволяют женщинам заниматься кое-чем в NASA...»

Картина «СКРЫТЫЕ ФИГУРЫ» раскрывает невероятную и удивительную, но при этом правдивую историю группы замечательных женщин, которые изменили основы американского общества к лучшему, идя через тернии к звездам. Фильм повествует о блестящей команде чернокожих женщин-математиков в NASA, работа которой изменила расстановку сил в космической гонке США и Советского Союза и в то же время стала настоящим прорывом в обеспечении для них равных прав и возможностей.

Всем нам известно о миссии «Аполлон». Все мы можем перечислить имена мужественных астронавтов, сделавших гигантские шаги для человечества в космосе: Джон Гленн, Алан Шепард и Нил Армстронг. Но, как это ни удивительно, имена Кэтрин Г. Джонсон, Дороти Вон и Мэри Джексон не вошли в школьные учебники и вряд ли известны большинству людей, несмотря на их смелость, незаурядный ум и выдающуюся роль, которую они сыграли в качестве гениальных «живых компьютеров», позволивших NASA осуществить полет человека в космос.

И вот, история гениального женского трио, преодолевшего гендерные, расовые и профессиональные предрассудки в своей работе над подготовкой первых космических полетов, выходит на экраны. В главных ролях: номинантка на «Оскар» Тараджи П. Хенсон («Империя», «Бенджамин Баттон», «Суета и движение»), обладательница «Оскара» Октавия Спенсер («Дивергент», «Станция Фрутвейл», «Прислуга»), дебютантка в кино, певица Жанель Моне и дважды «оскароносный» Кевин Костнер («Черное или белое», «Поле чудес», «Танцы с волками»).

Режиссёр Тед Мелфи («Святой Винсент») превратил восхождение героинь на вершины авиакосмической науки на заре развития NASA в динамичное, наполненное юмором, вдохновляющее шоу. Он воплотил на экране смелый замысел первого орбитального полета вокруг Земли, казавшегося почти неосуществимым, а также те замечательные вещи, которые случаются, когда женщины начинают действовать сообща.

При всех своих радостях и победах, «Скрытые фигуры» - это также фильм, который переносит нас в эпицентр самых сложных сражений в американской истории: набирающая обороты борьба за гражданские права, битва за победу в холодной войне без риска развязать ядерный конфликт, стремление стать первой сверхдержавой, отправившей человека за пределы планеты Земля, и бурный научно-технический прогресс, ошеломляющие достижения которого меняли облик мира, одновременно подтверждая, что у открытий нет пола или расы.

Мелфи говорит: «События развиваются в период, в котором бушуют различные противостояния: холодная война, космическая гонка, законы Джима Кроу на Юге и рождение движения за гражданские права. Это – невероятно богатый контекст для такой великолепной и вдохновляющей истории, о которой к тому же мало кто знает».

Тараджи П. Хенсон добавляет: «Теперь-то мы знаем, что за спиной Джона Гленна, вышедшего на земную орбиту, стояли удивительные женщины. Мы наконец-то услышали их историю».

Весьма трогательно, что реальная Кэтрин Г. Джонсон, которой сейчас за 90, находит удивительным растущее внимание к ее работе, ее коллегам и соплеменницам. По ее словам, она просто всегда старалась выкладываться по полной ради своей работы, своей семьи и общины, как сделал бы это, по ее мнению, и любой другой. «Я просто занималась решением проблем, которые нужно было
решить», – говорит она со свойственной ей скромностью.

Вот что она советует людям, которые сталкиваются с проблемами: «Не сдавайтесь. Какова бы ни была проблема, ее можно решить. Раз женщина может решить эту проблему – значит, сможет и мужчина, если вы дадите ему достаточно времени».


Знакомьтесь: «Живые компьютеры» NASA


Лишь немногие достижения в американской истории получили столь же безусловное признание, как национальная космическая программа и первые отчаянно смелые попытки отправить человечество в космос, воплотившие фантастические мечты человечества на рассвете его истории. Президент Кеннеди воодушевил страну на пути к великой мечте. Стали легендами космонавты, которые на
заре космической эры отправлялись в рискованные полеты – полеты в неизвестность.

Высоко были оценены мужество, сила духа и кропотливая работа инженеров-мужчин NASA в Центре управления полетами. Тем не менее, остаются невоспетые и непризнанные герои космической гонки – в частности, группа женщин-математиков, работа которых заложила фундамент для нескольких прорывов: этническое и гендерное разнообразие в науке, продвижение идей равенства в Америке, развитие математики и осуществление Джоном Гленном орбитального полета на скорости более 17 000 миль в час, когда он трижды облетел вокруг земного шара.

Это было время необоснованно ограниченных возможностей – если вы были женщиной, если вы были афроамериканкой, и особенно, если вы были женщиной-афроамериканкой. Тем не менее, эти наделенные незаурядным умом женщины в NASA сумели без лишнего шума преодолеть все границы, перевернув представления о возможном – и о том, в ком нуждается нация – и убедительно подтвердив свою важность для будущего Америки.

Возможность реализовать свои знания, навыки и призвание для Кэтрин Г. Джонсон, Дороти Вон и Мэри Джексон появилась, когда вызовы Второй мировой войны изменили общественное устройство страны. В тылу женщинам неожиданно предложили роль «Клепальщицы Рози». Менее известен тот факт, что то же самое происходило в науке и математике. Столкнувшись с острой нехваткой мужчин – ученых и математиков, а также с новыми законами, запрещающими расовую дискриминацию, оборонные
подрядчики и федеральные агентства начали искать обладающих необходимыми навыками женщин и афроамериканцев, чтобы продолжать исследования.

Режиссёр Тед Мелфи объясняет: «Для NASA в тот момент мозги были важнее, чем раса или пол. Это были умные, образованные женщины, которые могли бы заниматься математикой, жаждущие получить шанс, желающие изменить свою жизнь – к кому же
еще они могли обратиться?».

В Мемориальной исследовательской лаборатории Лэнгли в Хэмптоне, штат Вирджиния, работавшей под руководством Национального консультативного комитета по аэронавтике или NACA, предшественника NASA, велся поиск светлых умов среди чернокожих.

Цифровых суперкомпьютеров, которые могли бы точно рассчитать наведение ракеты и траектории входа в плотные слои атмосферы, тогда еще не существовало, и в аэрокосмической отрасли нужны были люди с особым талантом, которые могли бы работать в качестве «живых компьютеров» – редкие люди, наделенные незаурядным умом и способные мысленно с молниеносной скоростью
выполнять сложнейшие расчеты.

Ставки оказались высоки для всех американцев. В 1958 году Советский Союз совершил триумфальный запуск «Спутника», что позволило ему заявить о своем решительном превосходстве в холодной войне, развернувшейся между двумя странами. Это превратило космическую гонку в приоритет номер один для США. За ходом этой гонки наблюдали миллионы, надеясь, что Америка сможет доказать свою силу, как нация, победив русских на орбите и первыми достигнув Луны. В то время, когда страх перед фатальной для цивилизации ядерной войной был велик как никогда, космическая гонка стала альтернативным полем для бескомпромиссной борьбы СССР и США. Обе страны видели в ней шанс доказать, что их система имеет больший потенциал, чем у противника, а также извлечь все возможные выгоды из развития военной промышленности и сбора разведывательной информации и стать первой страной, расширившей сферу своего влияния за пределы планеты. В 1960 году президентом стал Джон Ф. Кеннеди, который в своей программе обещал ликвидировать отставание в космической гонке и захватить лидерство в ней благодаря традиционной американской изобретательности.

Кэтрин Г. Джонсон вспоминает о запуске «Спутника»: «Все наши инженеры просто с ума сходили от того, что кто-то другой сделал это первым. Однако большинство людей не знали, что мы лишь чуть-чуть отставали от русских, и что мы были тоже готовы».

Именно при таких обстоятельствах NACA превратилось в NASA, а все его ученые и математики, в том числе и «живые компьютеры», стали стремительно продвигать космическую программу.

Несмотря на законы Джима Кроу, по-прежнему ограничивающие равенство и гражданские права меньшинств в Вирджинии, для своей команды «живых компьютеров» в Лэнгли нанимали исключительно женщин, многие из которых к тому же были афроамериканками и учителями математики. Однако сегрегацию никто не отменял: чернокожие женщины питались в отдельных помещениях и работали в
удаленном подразделении, известном как West Computing. Им платили меньше, чем их белым коллегам. Тем не менее, они настолько преуспели в своей экстраординарной работе – и, в конечном счете, даже превзошли мужчин, что оказались совершенно незаменимыми для выполнения смелой миссии: выведения Джона Гленна на орбиту и совершение им орбитального полета вокруг Земли.

Еще до того, как в NASA сумели распознать их нереализованные таланты, было очевидно, что речь идет о необыкновенных личностях:

• Джонсон выросла в Западной Вирджинии, поступила в среднюю школу в 10 лет и получила степень по математике и французскому языку в 18, прежде чем стать одной из первых студенток в магистратуре Университета Западной Вирджинии. В Лэнгли она
попала в 1953 году и работала на NASA, при этом она была матерью-одиночкой, воспитывавшей троих детей.

• Вон, будучи родом из Миссури, также получила хорошее образование, окончила колледж в 19 лет и работала учителем математики до прихода в Лэнгли в 1943 году, где она быстро стала главой группы West Computing.

• Джексон была уроженкой Хэмптона, штат Вирджиния, имела степень по физике и математике. После прихода в Лэнгли в 1951 году она сумела получить должность инженера аэрокосмической отрасли, специализируясь на исследованиях в аэродинамической трубе и изучении технических данных летательных аппаратов.

Работая в NASA, она активно помогала другим.

Что характерно, все эти женщины считали свои способности чем-то совершенно естественным. Блестящий математический талант Джонсон казался ей самой чем-то вполне обыденным, потому что он проявился у нее уже в раннем детстве. «С самых первых лет жизни я любила считать вещи, – вспоминает она. – Я всегда пересчитывала ступеньки на лестнице, а у нас было много лестниц, так что практики у меня было предостаточно. Мне казалось, что подсчет помогает лучше понять вещи, увидеть, чем они являются и что они значат».

Даже в NASA ею руководила в первую очередь любознательность. Кэтрин никогда не воспринимала себя в качестве героини. «У меня был очень простой подход к работе: когда меня просят решить проблему, я решаю ее, – рассказывает Джонсон. – Но мне всегда хотелось узнать больше о том, что мы делаем. Если мы выполняли расчеты, мне всегда хотелось знать: для чего это нужно? Почему это так важно?»

Что же касается необходимости вести «тройную» жизнь – мать, воспитывающая детей, афроамериканка, подпадающая под действие законов Джима Кроу, и востребованный специалист NASA, Джонсон говорит, что у нее никогда не возникало и мысли о том, что она может не справиться. «Женщина всегда способна превзойти мужчину в выполнении нескольких задач одновременно, так что ничего сложного… – сообщает она. – Тогда в NASA мы все работали ради одной цели, известно нам было об этом или нет».

Автор экранизируемой книги и исполнительный продюсер Марго Ли Шеттерли, отец которой работал в NASA, была ошеломлена тем фактом, что об этих женщинах по-прежнему почти никто не знает. Шеттерли написала свой роман «Скрытые фигуры», основанный на интервью, обширных исследованиях и архивной информации и повествующий о том, как женщины из West Computing изящно и с оптимизмом справлялись со стоявшими перед ними трудностями, создавали альянсы, помогавшие им завоевать уважение, и помогали друг другу, чтобы изменить собственную жизнь, одновременно меняя облик страны и технологий. Шеттерли также основала проект Human Computer – организацию, занимающуюся архивированием работы всех женщин, которые внесли свой вклад в деятельность NASA на раннем этапе существования организации, и получившую два гранта от Вирджинского фонда гуманитарных наук.

Она была особенно тронута тем, что сами женщины склонны преуменьшать те трудности, с которыми им пришлось столкнуться. Шеттерли говорит: «Эти женщины были скрыты у всех на виду. Они чувствовали, что имеют возможность выполнять любимую работу – а они любили всю эту сложную математику – и поэтому не привлекали к себе лишнего внимания.»

Но теперь настало время воздать им должное, полагает Шеттерли. «В прошлом роль женщин в развитии технологий оказалось в своего рода слепой зоне, – комментирует она. – У нас сложился определенный образ астронавта или ученого, и так как эти женщины не соответствовали профилю, историки науки часто попросту не замечали их».

Работая над своей книгой, Шеттерли намеревалась в полном объеме осветить достижения своих героинь. Шеттерли прежде всего стремилась донести до аудитории, сколь многого смогли достичь эти женщины, имея в своем распоряжении лишь карандаши и блестящий ум. «В наши дни в тостере больше вычислительных ресурсов, чем было доступно в 1960-е годы, – смеется Шеттерли, – и все же мы смогли послать человека в космос, а затем на Луну. Это потому, что самым первым вычислительным ресурсом стали эти женщины».

Особенно вдохновляет Шеттерли то, как ловко ее героиням удается лавировать среди враждебных реалий: одаренные специалисты, с одной стороны, и афроамериканцы, ежедневно сталкивающиеся с формально установленной дискриминацией, с другой. «Нужно невероятно сильно любить свою работу, нужно быть настолько увлеченным этими грандиозными математическими задачами, чтобы без колебаний согласиться пользоваться уборной для цветных в другом конце кампуса, – размышляет она. – А потом возвращаться к работе, высоко держа голову, несмотря на свой статус гражданина второго сорта, на который тебе то и дело указывают».
«Тесная дружба помогает женщинам обрести в себе силы, - говорит Шеттерли. - Они были как сестры. Они знали, что должны поддерживать друг друга и что должны быть безупречны на все 150%, потому что отношение к ним будет куда более критичным, чем к остальным. Я думаю, что они увидели для себя редкую возможность проложить другим чернокожим женщинам путь в лучшее будущее».


В настоящее время наблюдается всплеск интереса к работе женщин в NASA, особенно в связи с все более активным привлечением женщин в сферу STEM (наука, технология, инженерия и математика). «Немало исследователей и ранее занимались историческими изысканиями в этой области, публиковали статьи, – отмечает Билл Барри, консультант NASA, принимавший участие в создании фильма. – Но до сих пор эти идеи не нашли адекватного отклика в сознании людей. Сейчас наблюдается растущий интерес к таким исследованиям, и мы, на самом деле, можем убедить женщин следовать своему призванию в науке, технике и математике».

Когда рукопись легла на стол обладательницы премии Американской киноакадемии, продюсера Донны Джильотти, она тоже была потрясена «невидимым» статусом этих женщин и тем, сколь многое им удалось сделать за все то время, пока их достижения оставались непризнанным. «Нам доводится работать с самым разным материалом – но эта история была настолько уникальна, – говорит Джильотти. – Это часть нашего прошлого, которую обязательно нужно было озвучить, и я знала, что должна сделать этот фильм».


Запуск проекта

Вскоре Донна Джильотти обнаружила, что никто из тех, с кем она говорила о проекте фильма, не имел никакого представления о существовании команды женщин-математиков в NASA. «Это – просто невероятно, что об этой истории знает так мало людей. Я хочу сказать следующее: вся информация была в наличии, – подчеркнула она, – но потребовалось несколько поколений, чтобы Кэтрин, Дороти и Мэри получили заслуженное признание со стороны общества».

 Джильотти приступила к поискам женщины-сценариста, которая смогла бы сделать из этой малоизвестной истории киносценарий; ее весьма порадовал тот факт, что она смогла найти кандидата с удивительно подходящей биографией: Эллисон Шредер, которая не только получила математическое образование, но и прошла стажировку в NASA, пойдя по стопам своей бабушки – программиста NASA, с первых дней работавшей над программой шаттлов, и деда, принимавшего участие в проекте «Меркурий».

Хотя Шредер знала об истории NASA немало, ей тоже никогда не встречались имена Кэтрин Г. Джонсон, Дороти Вон и Мэри Джексон. Она не могла поверить в то, что эта вдохновляющая история об утверждении прав и возможностей женщин в мире космической науки прошла мимо нее, а ведь она находилась «по ту сторону» сцены. «Я знала о «живых компьютерах» в NASA, но, честно говоря, никогда не слышала об отдельной группе математиков-афроамериканок, – объясняет Шрёдер. – К тому времени, когда моя бабушка начала там работать, дела с интеграцией обстояли намного лучше. Я знала многих женщин, работавших в NASA. Я помню, как сотрудники NASA приходили в нашу школу в 8-м классе и набирали учеников из числа женщин и представителей национальных меньшинств на стажировку. Вот так я попала в NASA и стала серьезно изучать математику и естественные науки. Таким образом, я знала, что NASA активно занимаются привлечением кадров среди всех желающих».

На первом плане в сценарии Шредер невероятный прорыв NASA и не менее примечательный успех Джонсон, Вон и Джексон, вложивших ум, сердце и душу в достижение своей цели. Акцент в сюжете сделан на дружбе и совместной работе женщин. Несмотря на интеллектуальность тематики, особый интерес вызывают, прежде всего, человечность и юмор этой истории.

Джильотти напоминает, что уже на ранней стадии работы над фильмом к ним присоединились Октавия Спенсер, сыгравшая Дороти Вон, и Фаррелл Уильмс, выступивший в качества продюсера, второго композитора и соавтора песен, и процесс пошел. «Октавия прочла сценарий и сказала, что должна получить роль в этом фильме. В то же время, с нами связался Фаррелл и сообщил, что очень хочет участвовать в проекте. Он сказал мне: «Это произошло в десяти милях от тех мест, где я вырос. Я большой фанат космоса и сторонник инициативы STEM». Так с нами оказались Фаррелл и Октавия и остались в проекте до конца», – говорит Джильотти.

Как и Джильотти, Уильямс не мог поверить, что эти афроамериканки, которые помогли принести победу NASA, не были оценены по достоинству. Он видел в этой истории значительный потенциал, позволяющий разрушить определенные стереотипы и мотивировать людей из разных слоев общества.

«Наша история сможет вдохновить людей на обретение более широких возможностей, и это не фантастика, – говорит Уильямс. – Эти женщины изменили мир с помощью своего блестящего ума – вот яркий пример того, что дает нам полноправное участие в жизни общества. Кэтрин думала про себя: за чем дело стало? Потому что у нее в голове для всего были свои уравнения. Нам нужны были такие люди тогда, нужны они и сейчас».

Уильямс продолжает: «Я был одержим NASA, маленьким мальчиком я жил в тех местах, так что эта история на самом деле очень важна для меня. Наука, замечательные женщины – афроамериканские женщины, 60-е годы, космос… Да, я должен был стать частью всей этой истории».

Он особенно благодарен Джильотти за то, что она поведала миру об этих событиях. «Прошло уже 50 лет, но никому, кроме Донны, так и не пришло в голову этим заняться» – говорит Уильямс.

Уильямс рад тому факту, что сегодняшние зрители получили возможность познакомиться с Кэтрин Г. Джонсон. «Она стала человеком, видевшим во тьме настоящего свет будущего. Она видела будущее, в котором сбудутся ожидания женщин, в котором их будут оценивать наравне с мужчинами. И чем раньше мы станем свидетелями этого, тем лучше будет наша планета», – резюмирует он.
Затем начались поиски режиссера, который мог бы создать из логарифмических линеек, уравнений и любви к математике материал для динамичной драмы.


Заинтересовавшись сценарием, Тед Мелфи, снискавший признание кинокритиков и получивший номинацию на премию «Золотой глобус» за свою драматическую комедию «Святой Винсент» с Биллом Мюрреем в главной роли, был готов встать у руля. К тому времени у него имелись планы, связанные с блокбастером «Человек-паук», но он решил отказаться от этого проекта и всецело посвятить себя съемкам «Скрытых фигур».

Джильотти вспоминает: «Тед сказал, что этот фильм слишком важен и что об этой истории должен знать каждый. Он просто заболел этой картиной и отказался от других проектов. Тед по своей натуре очень цельный человек».

 

Сценарий «Скрытых фигур» обратил на себя внимание многих в Голливуде, в том числе нескольких ведущих актрис, среди которых были и выбранные Донной Джильотти претендентки на ключевые роли. В конечном счете трио героинь сложилось полностью, и актрисы погрузились в изучение эпохи и таких разных биографий женщин-математиков, ставших пионерами космической отрасли.

Во главе тройки оказалась Тараджи П. Хенсон, последние роли которой снискали особенный успех. За роль приемной матери Квинни в картине Дэвида Финчера «Загадочная история Бенджамина Баттона» она номинировалась на «Оскар», а ее Куки Лайон, жена амбициозного хип-хоп магната в ставшем телевизионным мега-хитом сериале «Империя», произвела фурор – за нее она получила «Золотой глобус» и была номинирована на премию Эмми.

Трудно представить более разные роли, чем бывшая заключенная Куки Лайон и героиня космической эпопеи Кэтрин Г. Джонсон; сближает их только то, что обе они являются натурами довольно сложными. Однако Хенсон привлекла сама идея воплотить совершенно иную сторону американского опыта. «Я была очень польщена тем, что создатели фильма подумали обо мне, рассматривая претендентов на эту роль. Они видели Куки в моем исполнении и поняли, что я заинтересована и в других персонажах, так что я благодарна им за это, - говорит она. – Сразу после утверждения на роль я быстренько избавилась от Куки и окунулась в мир Кэтрин».

Донна Джильотти замечает: «Куки и Кэтрин как небо и земля. Но Тараджи выглядит такой умной, такой забавной и такой убедительной – вот почему она смогла справиться с этой ролью, настолько не похожей на предыдущую». Дженно Топпинг добавляет: «Мы не видели никакого риска в выборе Тараджи на эту роль, она всегда представлялась нам в качестве Кэтрин. Тед с самого начала хотел взять ее на эту роль – и вы можете убедиться, что сейчас она просто на пике своей актерской формы. Кроме того, ее увлеченность проектом была по-настоящему заразительной».

Но прежде всего, ее привлекала энергетика Джонсон. Консультант NASA Билл Барри говорит о фантастическом даре к вычислениям, присущем Джонсон: «Математический талант Кэтрин просто не укладывается в голове. Вскоре после ее прихода в NASA в 1953 году ее экстраординарные способности стали очевидными. И когда создавалась Специальная космическая группа, ее перевели туда, потому что нам были нужны лучшие из лучших. И она была силой, которую необходимо было принять во внимание».

Хотя NASA только-только начали использовать передовые компьютеры от IBM, Джон Гленн перед своим орбитальным полетом на борту «Friendship 7» специально попросил Джонсон вручную перепроверить расчеты – настолько она была хороша. Гленн не хотел даже думать о полете в космос, пока ее цифры не сойдутся.

Хенсон стремилась передать не только блестящий ум Джонсон, но и ее неиссякаемую энергию и позитивность. «Это было в начале 60-х годов, повсюду царили расизм и сексизм, спору нет. Но эта женщина не позволила помешать ей, – сказала Хенсон. – Мы знаем лишь о немногих женщинах такого склада, будь то черных или белых. Мы просто не знаем о других, а я думаю, что это – важно».

И вот заслуги Джонсон перед нацией наконец-то обрели признание. 5 мая 2016 года Вычислительный научно-исследовательский институт в Научно-исследовательском центре Лэнгли получил имя Кэтрин Г. Джонсон. Дата была посвящена 55-ой годовщине исторического запуска и приземления ракеты Алана Шепарда, которые стали возможными благодаря работе Джонсон.

Хенсон, встретившаяся с девяностолетней героиней для обсуждения своей роли, считает, что основной мотивацией Джонсон было желание не столько использовать свой шанс, сколько получить еще более редкий шанс помочь другим идти дальше. «Когда я познакомилась с Кэтрин, она рассказала мне, как один из ее профессоров однажды сказал: «Меня утомили ваши вопросы, ответы на которые и так вам известны».

Кэтрин ответила: «Но я вижу, что эти шестеро студентов рядом со мной ответа не знают, и я хочу, чтобы они тоже поняли». Просто невероятно, что есть люди, которые рассуждают таким образом», – комментирует Хенсон.

 

Жанель Моне о дебюте в главной роли

Жанель Моне, поп-звезда, известная своим довольно эксцентричным имиджем, стала весьма неожиданным выбором на роль Мэри Джексон, но создатели фильма сочли ее кандидатуру подходящей. «Мы все были в курсе, что для нее это станет своего рода прорывом – первая главная роль в кино [Моне также появляется в этом году в фильме «Лунный свет»], но Жанель сама по себе очень яркая личность. После кинопроб мы увидели, что она обладает огромной харизмой, излучает энергию на экране, и этого никто не сможет отрицать», – говорит Донна Джильотти.

«Она просто фееричная, – отмечает Тед Мелфи. – Живая и активная, как Мэри. Все, что она говорит, можно прочесть по языку ее тела, и это – увлекательное зрелище. На мой взгляд, есть в ней что-то от гламурных кинодив 40-х годов».

Как и ее коллегами, Моне двигала идея воздать должное женщинам West Computing. «Меня мотивировала возможность участвовать в этом проекте, – говорит она. – Эти женщины буквально изменили мир, поспособствовав запуску на орбиту Земли первого космонавта. Когда мне дали сценарий и пригласили на пробы, мне больше всего хотелось получить роль Мэри Джексон».

Получив роль, Моне с удовольствием погрузилась в ее подготовку. «Я много занималась изучением биографии Мэри. Она ушла, но ее дух до сих пор с нами, – говорит она. – Хотя я никогда не имела возможности пообщаться с ней, она определенно близка мне по духу. Я вижу в ней человека, жаждущего справедливости.

Она знает, что умна, и не собирается принижать себя или оставаться в тени, чтобы кто-то смог чувствовать себя комфортно за ее счет».

Актерские работы Хенсон, Спенсер и Моне позволили Мелфи добиться желаемого: осознания зрителями того факта, что их героини едва не оказались позабыты историей. «Тараджи кажется совсем не похожей на свою героиню, но она, тем не менее, очень хороша в этой роли; Октавии удалось показать не только талант, но и чувство юмора Дороти; а наша дебютантка Жанель оказалась просто
потрясающей», – подводит он итог.

Взаимодействие игры актеров, их «ансамбль» привносит дополнительные оттенки в идею фильма. «Мне нравятся взаимоотношения между этими женщинами, – комментирует Хенсон. – Мэри и Дороти то и дело вступают в пикировку, тогда как Кэтрин скорее предстает молчаливым зрителем на их фоне. Мне нравится, что они принимают друг друга такими, как есть. Такое редко увидишь в кино: три женщины-подруги, афроамериканки, которые любят и поддерживают друг друга».

Кевин Костнер о руководителе Специальной космической группы

Глава Специальной космической группы – неизменно энергичный, жующий жевательную резинку, то и дело протирающий очки Эл Харрисон как-то в запале сказал своим инженерам: «Мы сделаем это вместе или не сделаем вообще». На роль Харрисона, вымышленного персонажа, образ которого создавался на основе нескольких реальных руководителей NASA, был выбран «оскароносный» актер и режиссёр Кевин Костнер.

«Кевин является ключевой фигурой в NASA, в основу его персонажа легли черты нескольких человек, в том числе тогдашнего администратора NASA, Джеймса Уэбба, – объясняет директор Мелфи. – Эти парни были чрезвычайно заинтересованы в том, чтобы запустить американцев в космос, и потому они лучше других осознавали необходимость привлечения новых кадров и развития технологий. Они были рады всем, кто мог бы помочь им в работе над безопасным запуском на орбиту».

Мелфи продолжает: «Мы были очень рады, когда к нам присоединился Кевин; его отзывчивость, талант и энергия многое дали нашей картине. Он обладает особым складом личности, и вокруг него мгновенно создается команда, подхватывающая его настрой. Он приходит на работу с целью быть полезным – своим товарищам-актерам, создаваемому им образу, рассказываемой истории. На мой взгляд, он просто не может сделать что-то неправильно».

Костнер сразу же заинтересовался сценарием. На него, как и на прочих, огромное впечатление произвела сама история. «Мы знаем, что Соединенные Штаты создавались усилиями незаурядных людей, однако удивительно, что люди, столько сделавшие для страны, не всегда получают по заслугам, оставаясь в безвестности, – замечает он. – Пусть имена этих женщин не стали достоянием всего мира, но они были очень важны для космической программы, для жизни реальных людей и для всех нас».

Его также привлекала мысль попасть в мир, куда редко допускают посторонних – закулисье NASA, где велись работы над поражающими воображение космическими запусками и полетами. «Ученые и инженеры – люди другой породы, – замечает Костнер. – Таким образом, ключевой задачей для этой роли было осознать, с чем столкнулся Эл Харрисон: он хотел привлечь в NASA самые блестящие и острые умы, чтобы они вместе работали над замыслом, сама осуществимость которого была под вопросом. Да, имелась цель: попасть в космос. Однако Харрисону нужно было выяснить, как объединить всех этих разных людей, чтобы они вместе трудились над достижением одной цели».

Костнер понял, что это было нелегко. «Реальность такова, что когда вы собираете нескольких талантливых ученых в одном месте, оказывается, что они большие индивидуалисты и могут не поладить друг с другом. Многие ученые настолько погружены в свои занятия, что становятся «близорукими», не замечают других людей. И таким, как Харрисон, нужно не только придумывать решение для математических задач, но и разбираться с проявлениями человеческой зависти, равнодушия и предвзятости», – поясняет он.

Героя мотивирует также желание превзойти СССР – в разгар балансирования на грани ядерной войны оно было весьма значительным. «Тут многое объяснялось старой доброй конкуренцией», – отмечает Костнер.

Скрытая сторона NASA: Декорации

«Скрытые фигуры» переносят зрителей в мир, который они никогда прежде не видели – удаленное, сегрегированное подразделение NASA, известное как West Computing, существование которого в Южной Вирджинии в начале 1960-х годов сочеталось с применением законов Джима Кроу. Чтобы воспроизвести эту скрытую сторону истории NASA и всей страны, режиссер Тед Мелфи нанял первоклассную команду специалистов во главе с оператором Мэнди Уокер, художником-постановщиком Винном Томасом, монтажером Питером Тешнером и художником по костюмам Рени Калфус.

«В визуальном плане фильму удалось передать нечто особенное в красоте этих женщин, их семей, их жизней, – отмечает Дженно Топпинг. – Ко всему этому нужно было подходить с огромной осторожностью, так что Винн, Рени и Мэнди проявили себя
как настоящие мастера своего дела».

Мелфи был особенно заинтересован в том, чтобы фильм снимался оператором-женщиной – которых в Голливуде пока еще не так много. «Я не понимаю, почему среди операторов-постановщиков так мало женщин, – комментирует режиссер. – У Мэнди блестящее эстетическое чутье и наметанный глаз, она видит прекрасное. Ей не нужны никакие ухищрения – она просто находит естественный, сырой кадр с самым эффектным и органичным освещением».

С самого начала Уокер и Мелфи говорили о культовых фотографах того периода, в частности, о Соле Лейтере, пионере так называемой нью-йоркской школы фотографии, отдававшей предпочтение ярким, колоритным уличным сценам, пронизанным гуманизмом повседневности. Они также обсуждали исходный замысел Мелфи.

«Для меня ключевым словом, характеризующим смысл этого фильма, было слово «сквозь». Все происходит «сквозь». Женщинам приходится пробиваться сквозь препятствия расовой и гендерной дискриминации. США, стремиться сквозь пространство в космос, – поясняет Мелфи. – Таким образом, мы планировали использовать камеру для съемки сквозь дверные проемы, окна, через все что угодно.

Мы стремились разглядеть красоту и чувство сквозь вещи. Мы не перегибали палку, но всякий раз по возможности показывали вещи именно таким образом». Мелфи и Уокер также приняли решение снимать на кинопленку, не используя цифровую камеру: это больше гармонировало с духом эпохи, когда расчеты для космической программы выполнялись вручную на бумаге. Он также попросил Уокер
работать с теплыми оттенками. «Я очень обрадовалась, когда Тед сказал мне, что хочет снимать на пленку, – говорит Уокер. – Мы понимали, что у нас получится замечательная игра оттенков цвета и света».

Чтобы подчеркнуть визуальную привлекательность эпохи, Уокер также использует винтажные линзы.

«Мы использовали линзы старой серии Panavision Anamorphic, да и снимали на Kodak из старых запасов», – объясняет она.

Уокер работала в тесном контакте с художником-постановщиком Томасом. Томас говорит: «У нас было множество идей по поводу визуального аспекта фильма. Мы потратили немало времени, рассматривая снимки той эпохи и обсуждая композицию. Когда снимаешь на пленку, нужно гораздо больше света, так что нам пришлось действовать в очень тесном контакте, чтобы обеспечить правильный свет для замечательной операторской работы Мэнди».

Томас, занимавшийся декорациями для фильма «Игры разума», сюжет которого также связан с математикой, начал свою работу с интенсивных исследований. «Я пересмотрел бесчисленное множество фотографий зданий и комплексов NASA той эпохи, а также различных материалов из домашних архивов, – говорит он. – Мы хотели не только передать дух времени, но и помочь лучше узнать героев, показав их окружение».

Он признает, что при изображении East и West Computing в NASA они иногда позволяли себе немножко приукрасить действительность, чтобы сделать видеоряд фильма более привлекательным. «Мы не пытались воссоздать NASA в точности. Мы
стремились воссоздать дух NASA того времени – а это другое дело», – объясняет Томас.

Томас и Уокер особенно сосредоточились на создании особой, пьянящей атмосферы Специальной космической группы, когда Кэтрин Джонсон наконец пригласили в элитную команду ведущих инженеров аэрокосмической отрасли.

«Переход в Специальную космическую группу полностью изменил жизнь Кэтрин, поэтому мы хотели создать такое пространство, в котором ощущается другая, более масштабная, более значительная жизнь, так что Кэтрин чувствует себя несколько подавленной и ошеломленной вступлением в этот мир высоких технологий, ранее казавшийся недосягаемым для нее».

Во время съёмок в Атланте Томас с удовольствием использовал здания Морхаус-колледжа в качестве натуры для объектов NASA. Исследовательский центр NASA напоминал по своей планировке университетский кампус, поэтому создатели фильма понравилась идея использовать один из старейших черных университетов страны для натурных съемок. Его корпуса были показаны в фильме, включая круглый Фредерик-Дуглас-холл. «Это круглое здание доминирует в архитектурном ансамбле университетского городка, поэтому мы решили использовать его в качестве корпуса, где размещается Специальная космическая группа. В реальности Специальная космическая группа работала не в круглом помещении, однако наше решение позволило сделать пространство более интересным в визуальном плане», – отмечает Томас.

Мелфи был доволен работой Томаса. «Все, к чему прикасается Винн, меняется как по волшебству, – говорит он. – Хорошо заметно, насколько внимательно он относится к используемым деталям. Винн умело сыграл на контрасте между группами East и West Computing. East Computing предстает аккуратным, уютным и светлым, в то время как West Computing находится в грязном и мрачном подвале, где повсюду громоздятся разные агрегаты. Винн сделал все это, действуя скорее интуитивно – но именно так все и должно было выглядеть».

В то же время художник по костюмам Рени Калфус погрузилась в моду американского Юга начала 60-х, пытаясь адаптировать ее к образу героинь. «Так здорово работать над фильмом, где у вас есть три невероятных женских персонажа и возможность создать особенный стиль для каждого из них, – говорит Калфус. – Мы использовали оригинальные комплекты, что-то шили в студии, подбирали винтажные вещи. Я пересмотрела не одну тонну каталогов одежды того времени. В нашем распоряжении было несколько изданий Sears и Wards, а также другие журналы, и это послужило хорошим подспорьем».

Что касается Кэтрин, для Калфус было важно, чтобы ее одежда выглядела сшитой своими руками, как оно и было в действительности. «Это – часть истории Кэтрин, часть ее натуры, так что для нас было очень важно представить одежду хэнедмейд как часть ее характера», – отмечает Калфус.

Калфус попросила всех трех главных актрис носить корсеты, чтобы воплотить дух эпохи, с ее грациозными и подтянутыми позами и отразить стремление женщин West Computing быть безупречными. «Корсет меняет вашу осанку, – говорит Калфус. – Он привносит определенную строгость в манеру держаться и даже несколько замедляет движения. Мы чувствовали, что это и впрямь поможет Тараджи, Октавии и Джанель погрузиться в ту эпоху».

Мелфи предоставил Калфус полную свободу действий. «Я полностью доверил Рени весь процесс, – комментирует Мелфи. – У нее для каждого костюма есть обоснование и значение. Она всегда начинает с вопроса: «Почему персонаж носит эту одежду? Что она говорит об этом человеке?» И ответы вы видите в ее работе».

Все эти детали стали богатым субстратом для актеров. Кевин Костнер говорит: «Когда приходишь на съемочную площадку и проникаешься всей этой реалистичной атмосферой, это многое дает актеру. Это помогает работать, помогает погрузиться в историю».

Создатели фильма надеются, что такое же чувство смогут испытать и зрители. «Для создания любого фильма требуется огромная самоотдача и страсть, – отмечает Дженно Топпинг, – и это как нельзя более верно для «Скрытых фигур». Мы все чувствовали на себе ответственность воздать должное реальным людям, о которых снят фильм. И это привнесло дополнительную цель в нашу работу: мы надеемся на то, что зрители узнают об этих замечательных женщинах и полюбят их».

Динамичный саундтрек

Тед Мелфи был очень рад тому, что десятикратный обладатель премии «Грэмми» Фаррелл Уильямс не только выступил в качестве продюсера, но и принял непосредственное творческое участие в фильме, сотрудничая с девятикратным номинантом на «Оскар», легендарным Хансом Циммером и написав несколько оригинальных песен для саундтрека.

«Мы начали говорить о музыке, и я был просто восхищен Фарреллом и его страстью к этому предмету, – говорит Мелфи. – Фаррелл является большой поклонником науки и сторонником расширения прав женщин, так что он идеально подходил для нашей истории. И его музыка великолепна».

В музыке Уильямса всегда влекло к ритмам 60-х. «При нашей первой встрече он сразу же сказал: «У меня есть идея, – вспоминает Мелфи. – Он постоянно присылал нам пробные записи, и каждый раз я думал: черт возьми, это просто поразительно. Я действительно чувствую, что его музыка к фильму звучит в унисон с его сердцем»

Уильямс рассказывает о том, как он был воодушевлен проектом: «Эта история очень сильно заинтересовала меня, и я четко осознавал, что музыкальный план должен быть соответствующим ей. Надеюсь, что мои песни отражают источник их вдохновения».

Оригинальная песня «Runnin’» в исполнении Уильямса звучит, когда Кэтрин Г. Джонсон бежит в поисках уборной «для цветных», уже после ее перехода в элитное подразделение NASA. «Будучи мужчиной, я все же очень старался поставить себя на место Кэтрин в этой песне, – говорит Уильямс. – И должен сказать, что это сложно. Я должен был попытаться представить себе, какие мучительные чувства царили в ее душе, и выразить это – за 3 минуты и 30 секунд. Я очень рад, что у меня была возможность проиллюстрировать ее переживания своей музыкой и интонацией».

Еще одна оригинальная песня «I See A Victory» была написана Фарреллом Уильямсом и Кирком Франклином и исполнена выдающейся госпел-певицей Ким Баррелл, известность которой принесли ее необычайно сильный голос и характерный стиль, сочетающий соул-джаз и R&B с традиционным вдохновляющим звучанием госпела. В саундтреке также звучат голоса Мэри Дж. Блайдж, Алишы Киз, Лалы Хэтэуэй и сыгравшей в фильме Жанель Монэ.

Эта замечательная возможность поведать историю Кэтрин Г. Джонсон, Дороти Вон и Мэри Джексон в музыке стала настоящим праздником для Уильямса – так же, как она послужила вдохновением и для всех участвующих в производстве фильма.

Подводя итоги, Мелфи говорит: «Нас объединила история о том, как множество людей в NASA – черных и белых, мужчин и женщин – собрались вместе ради достижения великой цели, сумев абстрагироваться от всех разногласий. Было ли это трудно? Да, конечно. Было ли это неудобно? Да, разумеется. Много ли это заняло времени? Да, много. Но когда люди объединяются и работают на равных началах, свершаются великие дела».

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ ГЛАВНЫХ ГЕРОЕВ

КЭТРИН ДЖОНСОН (в исполнении Тараджи П. Хенсон)

Математик, физик и ученый в области астронавтики, Кэтрин Джонсон родилась в Западной Вирджинии в 1918 году. Она стала одним из самых ярких умов своего поколения. Еще в раннем детстве ее блестящие математические способности проявились в виртуозном обращении с цифрами. Воодушевленная своими родителями и учителями, Джонсон поступила в колледж штата Западная Вирджиния и закончила его с отличием.

Она стала первой афроамериканкой, поступившей в магистратуру Университета Западной Вирджинии, когда в 1930 г. штат отменил расовую сегрегацию для обучения в магистратуре. Первоначально работавшая учителем, Джонсон была принята в качестве «живого компьютера» в Научно-исследовательский центр Лэнгли в NASA в 1953 году. Впоследствии она получила назначение в Отдел летных исследований, где стала незаменимым специалистом по расчетам для орбитальных траекторий первых полетов «Меркурия». Джонсон выполнила анализ траектории для Алана Шепарда, первого американца, полетевшего в космос. Ее расчеты способствовали успеху
исторической миссии «Френдшип 7», когда астронавт Джон Гленн стал первым американцем на орбите Земли. Для вычисления полетной орбиты Гленна использовался один из первых компьютеров IBM, но его данные оказались не точны, поэтому перед стартом Гленн настоял, чтобы «девушка» (имея в виду Джонсон) вручную сверила цифры. Успешный полет ознаменовал собой поворотный момент в космической гонке между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

Впоследствии «звездный» математик работала над вычислениями для полета «Аполлон-11» на Луну в 1969, а также для многоразового транспортного космического корабля «Спейс шаттл» и искусственного спутника для изучения природных ресурсов.

У Джонсон было три дочери от первого брака с Джеймсом Гоблом, умершим в 1956 году. В 1959 году она вышла замуж за полковника Джеймса Джонсона. В 2015 году Кэтрин Джонсон была награждена Президентской медалью Свободы, которую ей вручил президент Обама.


ДОРОТИ ВОН (в исполнении Октавии Спенсер)

Дороти Вон родилась в Канзас-Сити, штат Миссури, в 1910 году. Она была одаренным ребенком, добившимся превосходных успехов в учебе и в музыке. Ее семья переехала в Западную Вирджинию, когда ей было восемь. В возрасте 15 лет Вон выиграла полную стипендию в Университете Уилберфорс в Огайо. Вышла замуж за Говарда Вона. Мать шестерых детей. Работала школьным учителем до своего прихода в исследовательский центр Лэнгли в качестве «живого компьютера» в 40-х годах. Она была повышена до руководящей должности и стала первым чернокожим руководителем в NASA.

Неизменно стоявшая на защите интересов своих сотрудников, Вон посвятила себя борьбе за продвижение по службе и повышение заработной платы как для черных, так и для белых женщин-«компьютеров». С появлением в NASA первых электронных вычислительных машин Вон смогла понять, что профессия живого компьютера скоро исчезнет. Сумев приспособиться к новым реалиям, она занялась программированием, став специалистом по Фортрану (компьютерный язык программирования). Вон также поощряла женщин из своего отдела учиться на программистов, для того чтобы сохранить свои рабочие места. Она присоединилась к
вновь сформированному Расчётно-вычислительному отделу (РВО) – интегрированной в расовом и гендерном плане группе, стоявшей на передовых рубежах электронной вычислительной техники. Дороти Вон умерла в 2008 году.

МЭРИ ДЖЕКСОН (в исполнении Жанель Монэ)

Мэри Джексон родилась в Хэмптоне, штат Вирджиния, в 1921 году. Получила степень по математике и физике в Хэмптонском институте. Вышла замуж за Леви Джексона-старшего. Мать двоих детей. Первоначально работала учителем. Будучи талантливым математиком, Джексон начала свою карьеру в NASA в качестве «живого компьютера». Блестящие инженерные способности Джексон не остались незамеченными, и инженер NASA Казимеж Чарнецки предложил ей пройти учебную программу, которая позволила бы ей получить квалификацию инженера.

Проявив стойкость и мужество, она обратилась за судебным разрешением, чтобы иметь возможность посещать сегрегированную школу для белых и пройти в колледже курсы, необходимые для получения должности инженера в NASA. Выиграв бой и завершив обучение, Джексон пошла дальше и стала первой в NASA чернокожей женщиной-инженером в аэрокосмической отрасли, а также первой чернокожей женщиной-инженером в Соединенных Штатах. Она участвовала в движении за права женщин и впоследствии даже пошла на понижение в должности, став менеджером по персоналу. Среди полученных ею наград Премия за участие в проекте «Аполлон». В течение трех десятилетий Джексон была увлеченным руководителем девичьей организации скаутов. Она умерла в 2005 году.


Смотреть трейлер фильма «Скрытые фигуры» на русском онлайн


Отзывы зрителей о фильме (1)

Обсуждение
Ваш комментарий:
Ольга (гость) 94.228.252.136
17 марта 2017 | 14:54
Фильм отличный! Стоит посмотреть всей семьей. Учит помимо всего дружбе и взаимопомощи.
Загрузка...

Новое кино онлайн | Ovideo.Ru

  • Постер фильма «Стартап.ком»

    Стартап.ком

    О друзьях детства — Калейле Исазе Тузмане и Томе Германе и о создании ими знаменитого сайта GovWorks.com, позволившего рядовым гражданам напрямую общаться с местными властями. Всего за год молодые предприниматели…...
    07.03.2016
  • Постер фильма «Звероферма»

    Звероферма

    Мультфильм является экранизацией повести Джорджа Оруэлла "Скотный двор" Когда-то мистер Джонс владел процветающей и доходной фермой, но сейчас его дела шли из рук вон плохо. Из-за невозможности решить свои проблемы…...
    04.03.2016
  • Постер фильма «Пешаварский вальс»

    Пешаварский вальс

    Английский журналист и его друг - французский врач - едут в лагерь, где находятся пленные русские "афганцы", чтобы взять у них интервью. Неожиданно пленные восстают и захватывают лагерь. Трагизм ситуации…...
    04.03.2016
  • Постер фильма «Дуэнья»

    Дуэнья

    По пьесе Ричарда Б. Шеридана. Две пары влюблённых совсем запутались в интригах. Всё перемешалось: страдания и радости, смех и слёзы. Но молодым героям по душе этот водоворот событий и чувств.…...
    04.03.2016
  • Постер фильма «Книга джунглей (1994)»

    Книга джунглей (1994)

    Выросший в джунглях среди диких животных Маугли влюбляется в Кэтлин, дочку полковника Джефри Брайдона, с которой он был знаком еще до того, как потерялся в джунглях. Но подлый жених Кэтлин,…...
    04.03.2016

Новые рецензии кино

СВЕЖИЕ ОБЗОРЫ
  • offline Иван_Кершнер | 27.03.2017 | 02:32
    просмотров - 141
    комментариев: 0

    Филфак: "Реальная история"

    «Чем хуже, тем лучше» - девиз нашего кинематографа. А раз истинное зло лежит в русских сериалах, то с них и начнём. В те времена, когда придёшь после школы, сядешь, сделаешь…

  • offline Иван_Кершнер | 22.03.2017 | 15:39
    просмотров - 245
    комментариев: 0

    Смурфики:Затерянная деревня: "Захватывающее приключение"

    Синие гномики, которые появились впервые в моей жизни из волшебного шоколадного яйца «Киндер-сюрприз», возвращаются с новой историей. Как известно, смурфики живут в небольшой деревушке, расположившейся в укромном уголке леса, где…

  • просмотров - 438
    комментариев: 0

    От любви до ненависти…

      Нина любит своего мужа, муж любит ее, вдруг на их пути встречается банкир Сергей, который очаровывает девушку и разрушает семью. Звучит как сюжет типичного серила по «России», не правда…

  • просмотров - 458
    комментариев: 0

    Чуждые нам ценности или хорошо снятая сказка?

      Сказочная история любви Белль и Чудовища знакома почти каждому. Справедливо, что многие относятся к подобным ремейкам с недоверием. Диснеевские мультфильмы – особый материал, перерабатывать который нужно с трепетом и…

  • offline Renata_Tolmacheva | 07.03.2017 | 16:07
    просмотров - 711
    комментариев: 0

    Настоящим чувствам препятствия не мешают!

        В преддверии 8-го марта российский кинематограф подготовил для прекрасной половины человечества и их спутников довольно неплохую романтическую комедию с очень необычным сюжетом, а именно «Любовь с ограничениями» Дмитрия…

  • offline Renata_Tolmacheva | 03.03.2017 | 21:22
    просмотров - 734
    комментариев: 0

    Сон в руку или обман века?

        Фильм «Золото», режиссера Стивена Гейгана, основан на реальных событиях. Восьмидесятые, мечтательный золотоискатель  Кенни Уэллс (Мэттью Макконахи) видит сон о том, что в Индонезии есть крупное месторождение. На последние деньги…

ТОП 100 фильмов по жанрам

Самые интересные разделы кино на Ovideo.Ru

Фильмы смотреть онлайн




Детально о фильмах

Детально о всех фильмах
Кинофестивали